Баку-Ереван: Конкуренция за Запад

    1
    0
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    Другой же герой «Али и Нино» бывший офицер русской императорской армии, а затем создатель новой национальной армии Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920) Ильяс — бек приходил к выводу, что его страну спасет от внешней опасности «проведение реформ европейского типа».

    Анализируя итоги представительной конференции «НАТО: фактор мира и демократии за последние шестьдесят лет», прошедшей недавно в азербайджанской столице, трудно отделаться от впечатления, что нынешнее руководство Азербайджана воспринимает многие выводы известного литературного произведения, как руководство к действию. Кстати сказать, в самой же республике азербайджанский Союз писателей считает, что автор, скрывающийся под псевдонимом «Курбан Саид» этнический азербайджанец, дипломат Юсиф Чеменземинли.

    Однако перейдем от литературы и ситуации начала ХХ века к нынешней актуальной политической повестке дня Большого Кавказа. На представительной конференции в Баку, отмеченной нами выше, присутствовала представительница США, американский политический советник при НАТО Дженифер Дэвис. Заметим, что для прессы была открыта далеко не вся работа форума. И тем не менее, по открытым источникам некоторые важные позиции мы можем прояснить.

    С точки зрения Дженифер Дэвис, одной из основных целей сотрудничества Североатлантического Альянса и Азербайджана является «воцарение стабильной демократии» в регионе. Сам по себе данный тезис кажется противоречивым, поскольку «воцарение стабильности» не предполагает динамичного развития (которое, напротив дает демократическая процедура, позволяющая периодически менять правительства, президентов, производить ротации парламента). Что касается стабильности, то в Азербайджане с этим никаких проблем нет. Власти Ильхама Алиева ничто и никто реально не угрожает. Помимо использования административного ресурса на выборных процедурах (обязательного для всего постсоветского пространства) у него есть и ресурсы популярности, а основные его политические оппоненты «застряли» на лозунгах и призывах начала 1990-х гг. С демократией же, как и по всем СНГ в Азербайджане есть существенные проблемы. Особенно, если учесть, что в прошлом году глава этого государства снял конституционные ограничения на две президентских легислатуры для одного человека. И все же для НАТО вообще и для США в частности Азербайджан остается чрезвычайно важным партнером. Баку придерживается светской линии. Учитывая тот факт, что рейтинг США в исламском мире уже многие годы стабильно низкий (если не отрицательный), наличие исламской страны, самой крупной на Большом Кавказе, имеющей выход на Каспий и через него в Центральную Азию и при этом апеллирующей к западным ценностям, для Штатов и их союзников важно.

    Поэтому демократическая риторика западных дипломатов не мешает закрывать глаза на некоторые «местные особенности» (ведь главное, это объявленный геополитический вектор) и вести прагматическое сотрудничество в оборонной сфере. Напомним, что о необходимости вступления Азербайджана в НАТО высказался 4 декабря 1991 года (то есть за 4 дня до подписания Беловежских соглашений) тогдашний министр иностранных дел республики Гусейнага Садыхов. А в мае 1994 года президент Азербайджана Гейдар Алиев подписал соглашение об участии его страны в программе «Партнерство ради мира». Тогда третий глава Азербайджанской республики дал следующую оценку Альянса: «В настоящее время НАТО как реально существующая структура по коллективной безопасности в мире обеспечивает защиту демократических ценностей и распространение этих ценностей в новых независимых государствах, возникших в Восточной Европе и на территории бывшего СССР». С этого времени сотрудничество между НАТО и Азербайджаном интенсивно развивалось, и сегодня республика находится на уровне «Индивидуального плана действий партнерства» («Individual Partnership Action Plan» или IPAP).

    В рамках IPAP сегодня и строятся перспективы взаимоотношений Баку и Альянса. По словам Дженифер Дэвис, двустороннее сотрудничество нацелено «на реформирование оборонного сектора, установления гражданского контроля над вооруженными силами, содействие в разработке военной доктрины». Это уже нечто большее, чем слова о «воцарении стабильной демократии». По словам американского дипломата, на сегодняшний день можно констатировать успешное сотрудничество НАТО и Азербайджана в Афганистане (наиболее «проблемной точке» Альянса) и в Ираке. Азербайджанский контингент в Афганистане не слишком велик, однако и здесь есть своя динамика. Он вырос с 45 до 90 человек. При существующем дефиците воли и желания европейских партнеров США участвовать в афганской операции, каждый военный становится в прямом смысле слова «на вес золота». Дэвис не исключила также, что в будущем Азербайджан может присоединиться к Альянсу. Впрочем, переоценивать значение этого заявления вряд ли стоит. Обещания на эту же тему уже были даны Грузии и Украине. Однако они, хотя и не сняты с повестки дня, но «отложены» на неопределенный период. Как бы то ни было, а очередной сигнал об интересе, имеющемся у НАТО к Азербайджану, отправлен.

    И здесь самая главная проблема заключается в том, как этот сигнал будет получен и расшифрован. Ни для кого не является секретом, что внешнеполитическая деятельность любого из новых независимых государств СНГ определяется не советской ностальгией и в то же время не бескорыстным стремлением обрести демократию и уподобиться Европе. Риторика риторикой, а у каждой конкретной страны есть свои цели и приоритеты. У Азербайджана – это установление контроля над Нагорным Карабахом и соседними районами, оккупированными армянскими силами. И надо понимать, что позиции НПО в этом вопросе могут быть более радикальными, чем официальный взгляд. Это снова обозначила и мартовская конференция в Баку. По мнению лидера Ассоциации Азербайджано-Атлантического сотрудничества Сульхаддина Акпера, НАТО должна более четко и внятно заявить такую цель, как «дальнейшее партнерство со странами ГУАМ и защиты их от агрессии России». С точки зрения же бывшего президентского советника Вафы Гулузаде, Североатлантический альянс занимает созерцательную позицию по проблемам безопасности Кавказа, и в частности Грузии с Азербайджаном. Отсюда и тезис об активизации НАТО в деле «защиты территориальной целостности» кавказских (и вообще постсоветских) республик. Таким образом, внутри самого Азербайджана (подчеркнем еще раз, в неправительственном секторе сильнее, чем на властном уровне) НАТО воспринимается в первую очередь, как военно-политический ресурс, а не инструмент модернизации и тем более демократизации. И об этом следовало бы помнить (учитывая печальный опыт Грузии) тем, кто отправляет оптимистические «сигналы» в столицы Евразии.

    Между тем, неясности в отношениях Азербайджана и НАТО не ограничиваются только двусторонним форматом (или же такими факторами, как давление Ирана и России на Баку). С НАТО не менее активно, чем Азербайджан сотрудничает Армения. Буквально на днях из Афганистана пришла следующая информация. Армянские военные, которые проходят там службы в рамках германского батальона получили высокую оценку своего непосредственного командования. Армянские военнослужащие (всего их сегодня насчитывается 40 человек) несут службу в районе аэропорта Кундуз. Решение об отправке армянских военных в Афганистан было принято в декабре прошлого года национальным парламентом Армении. И это — не первая операция, в которой Ереван принимает участие. Ранее армянские военные проходили службы в составе польского континента в Ираке. Сегодня же еще 70 военнослужащих в составе греческого батальона проходят службу в натовской миссии в Косово. И в этом случае также видна своя эгоистическая мотивация. Участие в проектах НАТО (которые и президент Армении характеризует, как важные) помогает Еревану не допустить монополизации «натовской темы» Баку. С другой стороны это заставляет Альянс считать издержки от возможной односторонней ориентации на Большом Кавказе. Как результат, НАТО не делает решительного выбора ни в одну сторону, сотрудничая с двумя странами-антагонистами и не претендуя не роль медиатора в карабахском конфликте.

    В сухом остатке мы имеем следующее. Продолжается конкуренция за «европейско-американский ресурс». Объективно такая конкуренция играет позитивную роль, поскольку наряду с сомнительной риторикой она сопровождается действительным знакомством военных и политиков двух враждующих стран с западной системой ценностей и более современным управленческим инструментарием. И в этом случае снова весьма кстати оказывается цитата из «Али и Нино». В самом начале повествования преподаватель бакинской мужской гимназии профессор Санин патетически восклицает перед своими учениками: «Дети мои! От Вас самих будет зависеть, причислят ли наш город к прогрессивной Европе или же к отсталой Азии».

    Сергей Маркедонов — политолог, кандидат исторических наук

    Politcom.ru

    НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ