О тщете всего сущего

О тщете всего сущего

01.06.2011 15:07
2625
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Фестиваль открылся безоблачной картиной Вуди Аллена «Полночь в Париже». На этот раз певец Манхеттена не просто продолжил киновояж по Европе, но забросил своих героев в далекие и недавние эпохи, свел их с Хемингуэем, Гогеном и Пикассо, и все ради того, чтобы лишний раз убедиться в том, что, с одной стороны, не боги горшки обжигают и авторитетов для современников почти не бывает, а с другой — все началось не сегодня, была жизнь и до тебя, и в мире все относительно. В роли сотрудницы парижского музея снялась Карла Бруни, и интрига заключалась в том, украсит ли первая леди Франции собой «красную дорожку» в день премьеры. Не украсила, потому что в программе фестиваля значился фильм Ксавье Дюринже «Завоевание», рассказывающий о восхождении Николя Саркози на президентский пост и показывающий его в не самом радужном свете. Разумеется, и в планы самого Саркози посещение Канна не входило.  Решение дирекции включить этот фильм во внеконкурсную программу выглядело смелым. Ожидался особый наплыв гостей и сенсация, но ни того, ни другого, увы, не вышло.

Программа в этом году была насыщенной, причем складывалась и усовершенствовалась она до самых последних минут. Всего лишь дня за три до фестивального старта стало известно, что фильм Андрея Звягинцева «Елена» будет закрывать вторую по значимости программу «Особый взгляд». Его не успели даже включить в каталог. Но в итоге жюри «Особого взгляда» под руководством Эмира Кустурицы присудило «Елене» спецприз. Другую российскую ленту — «Охотника» Бакура Бакурадзе — тоже включили в программу не сразу, а со второго захода — пересматривали, как рассказал ее продюсер Сергей Сельянов. Снята она почти как документальная, но в ней играют профессиональные актеры – егерь из Белоруссии и сотрудница питерской галереи «Борей».

Две иранские ленты, снятые в глубоком подполье опальными и гонимыми на родине Джафаром Панахи и Мохаммадом Расуловом, были анонcированы в последний момент из конспиративных соображений. Да и в основном конкурсе неожиданно — ее тоже не успели включить в каталог — возникла изящная и тонкая картина «Артист» Мишеля Азанавичюса. Снята она по образу и подобию Великого Немого и рассказывает о том, как пришел в кино звук. Герой фильма – популярный актер — не смог вписаться в новые условия, и лишь любовь молодой и прогрессивной актрисы спасла его от забвения. Теперь наши дистрибуторы ломают головы над тем, стоит ли выпускать этот фильм на DVD, ведь наверняка последуют звонки разъяренных зрителей по поводу того, что им достались бракованные диски без звука. Исполнитель главной роли в «Артисте» – виртуозный актер Жан Дюжарден — отмечен «Золотой пальмовой ветвью» за лучшую мужскую роль. Так решило возглавляемое Робертом Де Ниро жюри, в состав которого также входили актеры Ума Турман и Джуд Лоу, Мартина Гусман из Аргентины, обожаемые киноманами режиссеры Джонни То и Оливье Ассайяс и их коллега из Чада Махамат Салех Харун, норвежская писательница и дочь легендарной актрисы Лив Ульман и Ингмара Бергмана — Линн Ульман, продюсер из Гонконга Нансун Шин.

Каннский фестиваль при всей серьезности своих намерений все же не забывает о коммерческих проектах. На сей раз презентовали «Кота в сапогах», установив гигантские сапоги у самого Лазурного Берега, «Кунг-фу Панду 2» и другие блокбастеры. Показали «Пиратов Карибского моря: на странных берегах» Роба Маршалла. После московского промо-тура на набережную Круазетт прибыли Джонни Депп и Пенелопа Крус. Публика рвалась на показ с изумляющим упорством. Девушки в шляпах а ля Джек Воробей жалостливо смотрели на обладателей пригласительных билетов (просто так здесь билет не купишь, это фестиваль исключительно для профессионалов, а не для публики), держали в руках таблички с названием фильма. Визжали, как только к фестивальному дворцу подъехала машина с Джонни Деппом, который им вообще-то в отцы годится. Смотрели четвертый по счету и, очевидно, не последний фильм теперь уже в 3D-очках.

Кстати, в 3D-формате можно было приобщиться и к самурайской культуре. Картина японского режиссера Такаси Миике «Харакири. Смерть самурая», включенная в основной конкурс, продемонстрировала все ужасы ухода из жизни при помощи палки. Ее на протяжении 15 минут втыкал себе в живот молодой самурай. А смерть все не наступала. Зрелище специфическое.

Картина Жан-Пьера и Люка Дарденнов «Мальчик с велосипедом», удостоенная в этом году Гран-при (правда, на троих, поскольку разделил со знаменитыми братьями успех победы еще и турецкий режиссер Нури Бильге Джейлан с картиной «Однажды в Анатолии»), рассказывает печальную, в общем, историю 12-летнего подростка, брошенного на произвол судьбы легкомысленным отцом. Хорошо хоть на свете существуют сердечные женщины, такие, как парикмахерша Саманда, готовые к нежданному материнству. Картина получилась фирменная, дарденновская, чем и ценна. Удивительно: не так давно на этих дважды лауреатов «Золотой пальмовой ветви», а тогда никому неизвестных бельгийских режиссеров, мало кто пошел посмотреть в ранний час выходного дня.

Обладатель «Золотой пальмовой ветви» нынешнего Канна, знаменитый Терренс Малик в своем «Древе жизни» тоже запечатлел мир ребенка, рассказав историю семьи, в которой подрастают трое сыновей. Жизнь безоблачна лишь до поры. Гибель одного из детей разрушит хрупкий мир. Но это не частная история, а повествование планетарного масштаба. На экране будут сменяться эры, мы увидим даже динозавров, нечто вроде парада планет и извержение вулкана. Роль Отца в «Древе жизни» сыграл Брэд Питт, приезд которого всякий раз ставит фестиваль с ног на голову. На этот раз Питт выступил и в качестве продюсера проекта, но, видимо, так и не смог убедить Малика приехать в Канн. Тот далек от тщеславия, и награды, судя по всему, его мало занимают. Еще недавно отсутствие режиссера на каннской премьере ставило под сомнение сам факт участия картины в конкурсной программе. Питт же умудрился превратить проход по звездной дорожке в маленький спектакль, в котором ведущая роль досталась его жене Анджелине Джоли. Публика была довольна. Но все же если говорить о присутствии звезд, то самым трогательным и грандиозным был приезд Жан Поля Бельмондо. Чествовали его по-царски. Приехали коллеги, те, с кем он начинал, включая знаменитого Жана Рошфора. Пожилой Бельмондо, получивший награду за свою карьеру, был ослепительно красив и элегантен.

Фестиваль был отмечен приездом еще одного грандиозного артиста — Мишеля Пикколи, сыгравшего понтифика в симпатичной комедии «У нас есть Папа» итальянского режиссера Нанни Моретти. Умирает Папа, и надо найти преемника, но никто из кардиналов не желает быть главой Ватикана. Тот же, кого в итоге изберут, сбежит и станет жить в дешевой гостинице, слоняться по улицам, наслаждаться выступлениями скромной театральной труппы.

Вообще фриков — а герой Пикколи отчасти принадлежит к их числу — хватало во многих фестивальных фильмах. Их ряды пополнили даже режиссеры. В беспрецедентной по откровенности картине «Ариранг» знаменитого корейца Ким Ки-дука в центре внимания оказался он сам. У равнодушных людей исповедь режиссера вызвала только насмешку. Конечно, забавно наблюдать за абсолютно неузнаваемым Ким Ки-дуком — с длинными, неряшливыми волосами, схваченными заколкой, в потрепанной одежде. Он обосновался в заброшенном и захламленном доме в горах, установил внутри него палатку, где и жил, готовил лапшу, ел скукоженную хурму, пил пиво, варил кофе. Его черные и потрескавшиеся пятки во весь экран — один из самых запоминающихся кадров фильма. Когда Ким Ки-дук запел заунывную, надрывную песню «Ариранг», стало совсем грустно. Жюри не могло оставить без внимания такой шаг отчаяния и удостоило картину главной награды «Особого взгляда». Говорят, что Ким Ки-дук и на Каннском кинофестивале жил в палатке…

Но самая неожиданная история все же приключилась со знаменитым Ларсом фон Триером. Его картину «Меланхолия» показали прессе, а потом Триер поучаствовал в традиционном фотоколле и пресс-конференции, на которой, собсвтенно, и случился скандал. На вполне корректный вопрос журналиста о происхождении Триер ответил, что только в 33 года узнал от умирающей матери о своих немецких корнях, а до того считал себя евреем. Потом пустился в рассуждения о том, что понимает Гитлера. Да, тот совершал дурные поступки, но он, Триер, может теперь хорошо представить, что чувствовал этот человек, находясь в бункере. Кирстен Данст, сидевшая рядом, пыталась Триера остановить, но не тут-то было. В итоге он произнес фразу: «Я – нацист», которая и стала причиной разразившегося скандала. Извинений, которые Триер к вечеру принес по требованию дирекции, оказалось недостаточно. Совет директоров фестиваля принял суровое решение: объявить Ларса фон Триера персоной нон грата.

Что ж, Триер и прежде отличался радикальными высказываниями, все его творчество таково. Это его стиль – безоглядный, безумный, провокационный. Конечно, никакой он не нацист, и нельзя трактовать его слова буквально — это не более чем словесная эквилибристика.

К счастью, «Меланхолию» из конкурса все же не вывели, и, более того, сыгравшая в ней главную роль Кирстен Данст получила награду как лучшая актриса. Это кино, конечно, не «Догвилль», оно не производит оглушительного впечатления, но по мощи не уступает «Древу жизни» Малика. Гигантская планета Меланхолия приблизилась к Земле, катастрофа неизбежна — очередной фильм об апокалипсисе? Нет, Триер снимал не об этом: его волнует подобный пляске смерти дух, в иные минуты переполняющий человека. Зачем вообще переживать по поводу конца света, если мы все равно умрем? Вопросами тщетности бытия открывался нынешний Канн, ими он и закончился.

Текст: Светлана Хохрякова

 

Учите французский

Корреспондент «За рубежом» Лидия Дробыш работала в российском павильоне 64-го Каннского кинофестиваля. И, разумеется, делала заметки о том, что видела.

 

За несколько дней до открытия фестиваля Канн напоминает затаившегося перед прыжком гепарда: дороги перекрывают для проезда звездных кортежей, создавая при этом не свойственные этому городу городу пробки, стремянки на замках перед входом в центральный дворец фестиваля кажутся нелепым произведением современного искусства, толпа ночующих в ожидании звезды фанатов у гостиницы Carlton вызывает недоуменную улыбку. Все ждут Роберта Де Ниро и Вуди Аллена, Анджелину Джоли и Брэда Питта, Джонни Деппа и Пенелопу Крус – самых знаменитых гостей фестиваля. Фанаты в состоянии, близком к истерике, ночуют на улице. Увы, автографы в итоге будет раздавать лишь Джоли — остальные звезды предпочтут скрыться за спинами охранников, ограничившись лишь официальным появлением перед журналистами на пресс-конференциях.

 

В день открытия фестиваля на красной дорожке всех затмила российская писательница Лена Ленина, которую случайно перепутали с Леди Гагой. Госпожа Ленина в прозрачном платье и с баобабом на голове чувствовала себя суперзвездой и лихо позировала запутавшимся фотографам. А концерт настоящей Леди Гаги состоялся в Канне лишь несколько дней спустя.

 

В Village International работало более 150 национальных павильонов, ежедневно информировавших гостей фестиваля о своих киноновинках. В этом году впервые появились каннские павильоны у Азербайджана, Армении, Эстонии, Черногории, Беларуси. У белорусов водка лилась рекой, и они, естественно, пользовались колоссальным успехом у публики.

 

Российский павильон, открывшийся при поддержке Сбербанка РФ, привлекал аудиторию исключительно кинопродукцией. Несмотря на то что в этом году отечественные фильмы не попали в основной конкурс, а были представлены лишь в специальной программе «Особый взгляд», недостатка российских сюжетов не наблюдалось. Из десяти проектов павильона наибольший интерес вызвала презентация «В фокусе новое российское кино», подготовленная кинокритиком Андреем Плаховым и новым директором «Совэкспортфильма» Екатериной Мцитуридзе. Среди 11 отобранных для презентации киноидей был фильм Алексея Германа-мл. «Под электрическими облаками», который, впрочем, оказался лишь на стадии сценария, а также лента «Побег в небо» с участием актера Олега Тактарова. Последняя, как выяснилось, не раз меняла и название, и творческую команду. Александр Котт, прописанный в релизах в качестве режиссера, настойчиво просил снять его с этой должности, и его просьба в конце концов была услышана. Актер Тактаров, дабы избежать скандала, предпочел вкратце рассказать о фильме, а в оставшееся время сплетничал о том, что его партнер по фильму «15 минут» Роберт Де Ниро приехал в Канн не жюри возглавлять, а открывать ресторан Nobu.

 

На открытии российского павильона никто не заметил затерявшегося в толпе известного южнокорейского режиссера Ким Ки Дука. Когда же Екатерина Мцитуридзе представила его публике, по залу покатился шепот: «Это что, шутка? А как он выглядит?»

Режиссер фильма «Охотник» Бакур Бакурадзе на пресс-конференции, состоявшейся в последний день работы павильона и за день до официального показа, выглядел крайне усталым. «Я не спал несколько суток. Болит голова», — пояснил он. Самой обсуждаемой темой на пресс-конференции оказалось участие в картине непрофессиональных актеров. В итоге все собравшиеся, включая кинокритика и программного директора Московского международного кинофестиваля Кирилла Разлогова, решили, что непрофессионализм является сильной стороной многих выпускников российских киношкол. «Охотник» остался без награды, зато получил лестные отзывы отечественной прессы и не раз был назван истинно патриотичным кино.

 

Слава богу, в Канне никто не пострадал в борьбе за синие билеты, которые доставлялись лично в руки по договоренности. Но даже счастливые их обладатели не всегда могли протиснуться сквозь толпу. Кроме того, некоторых дам, уже вышедших на финишную прямую, «заворачивали» из-за неподходящего внешнего вида. Никаких брюк — только платья!

 

Под конец фестиваля гости то ли из-за бессонных ночей, то ли из-за многочисленных встреч и кинопоказов перестают выходить на улицу. Канн резко пустеет и за несколько часов превращается в обычный курортный город. Этот факт чрезвычайно радует местных жителей, которые мгновенно «забывают» английский. Вы не говорите по-французски? Это ваши проблемы.