Сейшелы: тысяча миль отовсюду

Сейшелы: тысяча миль отовсюду

02.09.2011 12:26
3355
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Местная радиостанция называется «Paradise FM». Моя приятельница-креолка обращается ко мне в своих письмах: «Привет из рая!». И даже английский генерал Чарльз Гордон, прославившийся жестоким подавлением восстаний в Китае и Судане, назвал Сейшелы «первозданным раем»…

Рассказывают, что как-то в годы Второй мировой войны к берегам одного из островов архипелага прибило японскую морскую мину. Местные рыбаки не имели ни малейшего представления о том, что это такое, и решили ее распилить, чтобы сделать из нее корыто для свиней. Можете представить, каково было их удивление, когда прибывшие английские саперы взорвали ее!

Сейшелы лежат вдалеке от большого мира, и до второй половины прошлого века были почти изолированы от его коллизий и проблем. Ведь еще в 1960-е годы единственной регулярной связью лежащего посреди Индийского океана архипелага с другими странами была пароходная линия, соединяющая Маэ с Момбасой в Кении и Бомбеем в Индии. Недаром один из британских губернаторов Сейшел сэр Джон Торп сказал про острова слова, на долгое время ставшие девизом страны: «Тысяча миль отовсюду».

Кроме собственно Сейшел в состав страны входят еще Амирантские острова, Фаркуар, Дерош, Альдабра, разбросанные на площади 1400 тысячах квадратных километров. Всего 115 островов. Или 116… Да как их точно сосчитать, если некоторые совсем крохотные?

Открытые португальцами на рубеже XV и XVI веков острова были необитаемыми и «ничейными». Лишь в 1756 году французы с Маврикия, обследовавшие архипелаг, установили на Маэ «камень на владение» в знак того, что архипелаг объявлялся их колонией. Тогда же появилось и современное название архипелага – он получил имя тогдашнего министра финансов Франции Моро де Сешеля. Затем с Маврикия переселились сюда первые французские колонисты со своими рабами из Африки и Мадагаскара.

Французам острова принадлежали всего полстолетия  — затем на протяжении полутора веков Сейшелами владела Англия. Но зримого наследия англичан здесь не так много – левостороннее движение, имя британской королевы у сейшельской столицы, ну и, конечно, английский язык, которым владеют большинство островитян.

А вот французские культура и традиции пустили здесь глубокие корни. На базе французского языка сложился местный креольский язык, на котором говорят между собой сейшельцы. Пожилые темнокожие креолки носят платья с белыми воротничками и соломенные шляпки, все женщины по-французски кокетливы и благосклонно воспринимают знаки внимания. Даже сам облик Виктории имеет черты старого французского колониального города.

При англичанах на острова был, правда, новый и весьма мощный приток африканской крови – здесь высаживали рабов, освобожденных с арабских шхун доу, которые перехватывали военные корабли Ее Величества в Индийском океане. Тогда же на острова стали переселяться торговцы из Индии и даже из Китая, поэтому над магазинами в центре Виктории увидишь не французские или английские имена, а «Temooljee», «Adam Moosa», «Jivan» и «Sham Peng Tong», и кроме католического и англиканского соборов найдешь и индуистский храм, и мечеть, и даже китайскую пагоду, спрятавшуюся за зданием рынка. При этом за прошедшие годы пришельцы из Африки, Европы и Азии благополучно перемешались, и большинство населения, разве что за исключением совсем недавно перебравшихся сюда европейцев, вне зависимости от цвета своей кожи и происхождения, считает себя просто сейшельцами, или seselwa.

Создавая свою колонию на Сейшелах, французы решили превратить архипелаг в «острова пряностей». Под эгидой французского интенданта Маврикия Пьера Пуавра, носящего более чем символичную фамилию  («пуавр» по-французски означает «перец»), здесь были заложены плантации ванили, мускатного ореха, перца, корицы, производством которых острова жили затем два столетия. Причем теперь коричное дерево и ваниль стали настолько обыденными, что листья первого порой можно сорвать не выходя из машины, а вторая в некоторых местах считается чуть ли не сорняком, который «заглушает» первозданную эндемичную растительность.

Так и жили Сейшелы почти исключительно производством пряностей, кокосовых орехов, рыбной ловлей, но в 1971 году с открытием на Маэ международного аэропорта ситуация изменилась кардинально — архипелаг был нанесен на карту мировых курортов и туризм стал превращаться в основной источник существования страны.

***

От сейшельцев редко услышишь: «поеду в Викторию», «был в Виктории» — говорят: «поеду в город», «был в городе». Виктория – единственный город на архипелаге и самая маленькая столица в мире.

Наиболее известная достопримечательность Виктории — серебряная часовая башня, известная сейшельцам просто как «Lorloz», по-креольски «Часы». Некоторые ее именуют сейшельским «Биг-Беном», хотя на самом деле – это уменьшенная копия «Литл-Бена», стоящего в Лондоне на Воксхолл-Бридж-роуд. Она была установлена в 1903 году в память об умершей королеве Виктории.

Часовая башня даже вошла в местный фольклор. Про тех, кого считали настоящей деревенщиной, говорили: «Он не видел часов», то есть он никогда не бывал в «городе». Таких, по-моему, правда, не осталось, хотя шлепающая, вразвалочку походка и выдает деревенских креолок, не привыкших ходить в обуви по асфальту.

Рассказывают, раньше часы на башне ходили, как бог на душу положит, и стрелки на циферблатах с разных сторон показывали разное время. Теперь часы идут исправно, но это не значит, что ритм жизни на Сейшелах изменился. Здесь все течет неспешно и размеренно.

О королеве Виктории в городе ее имени напоминает и самая маленькая в мире, под стать городу, ее статуя — высотой всего 30 сантиметров — перед зданием Верховного суда. Она была поставлена в ознаменование бриллиантового юбилея Виктории в 1900 году. Примечательно, что даже многие сейшельцы принимают ее за изваяние Богоматери и крестятся, проходя мимо.

Самое же внушительное и красивое сооружение в сейшельской столице — здание католической миссии, известное как «Domus». Неподалеку от «Domus» расположен кафедральный католический собор, а рядом с ним, на склоне горы среди зелени возвышается отдельно стоящая колокольня с часами. Часы на ней не простые – они отбивают время два раза, с перерывом в две минуты — чтобы те, кто не услышал боя курантов в первый раз, смог посчитать удары во второй. Но сейшельцы не прислушиваются к бою часов и во второй раз. Никто не знает, кому пришла в голову идея установить в Виктории подобные часы, популярные когда-то во Франции и Швейцарии, где деловым, занятым людям всегда надо знать точное время. Зато они настолько очаровали британского публициста Алека Во, брата писателя Ивлина Во, что свою книгу о Сейшелах он назвал «Там, где часы бьют дважды».

Когда я бродил по открытым галереям, опоясывающим «Domus», я ждал полудня, чтобы услышать этот двойной бой. Но, увы, служащая миссии разочаровала меня: «Сегодня с часами что-то случилось – то ли с электричеством проблемы, то ли влажность слишком высокая».

Мне еще нравятся индийские и китайские лавочки на Альберт-стрит с их запахами и беспорядком. Но о шопинге на Сейшелах забудьте – в Виктории всего один современный супермаркет, и местные модницы за покупками отправляются на Маврикий или в Дубай: ближе — некуда!

***

Посещение Сейшел не разочарует ни прагматика, ни романтика. Ведь здесь — самые лучшие в мире пляжи, которые служили фоном для рекламы баточников Bounty и рома Bacardi, лазурный теплый океан, отличные отели и курорты, дружелюбные местные жители и полный покой. А еще —  истории о пиратских кладах, которые ищут до сих пор, шум прибоя и шелест пальмовых листьев от вечернего бриза, удивительные растения и потрясающая кухня…

Многие избирают архипелаг местом для свадебного путешествия. Этой весной на Сейшелах провели медовый месяц самые знаменитые молодожены планеты — герцог и герцогиня Кембриджские Уильям и Кэтрин.

Сейшелы в рекламе туристических агентств обычно идут рядом с Мальдивами и Маврикием. Но у этого архипелага свои преимущества. На Мальдивах – отличные пляжи, на Маврикии – горы, возможность экскурсий, городская жизнь, а на Сейшелах – и то и другое. И еще: европеец, несмотря на смесь культур и обычаев разных континентов, принесенных сюда предками современных сейшельцев, попадает здесь все-таки в достаточно близкую ему среду, пусть немного архаичную и, конечно, экзотическую.

Неприличный орех

«Коко-де-мер», или морской кокос — неофициальный символ Сейшел и главный местный сувенир. Причем его получает каждый прибывший на Сейшелы, стоит лишь спуститься с трапа самолета – штамп иммиграционных служб оставляет в паспорте иностранца изображение морского кокоса. Прелесть «коко-де-мер» в том, что по форме он очень напоминает женский таз (вид спереди).

По-своему занимательно и то, что в названии этого плода нет ни слова правды. «Коко-де-мер» никакой ни кокос, а орех (кстати, крупнейший из всех, что произрастают на земле) сейшельской веерной пальмы. «Морским» же он стал потому, что людям эти плоды приносило море, причем еще задолго до того, как Сейшелы были нанесены на карту. Загадка ореха раскрылась лишь в 1768 году, когда в Майской долине на острове Прален был обнаружен целый лес веерных пальм. Это и по сей день единственное место на земле, где «морские кокосы» растут в естественных условиях.

Для того чтобы посмотреть на эти уникальные деревья в Майской долине, я и сел в похожий на яркую райскую птицу самолет в аэропорту Виктории и отправился на остров Прален.

Перелет занимает всего 15 минут. Еще минут 20 на машине, и я попадаю в царство первозданной природы Майской долины. Вокруг, по склонам гор – лес веерных пальм, которые скрипят и скрежещут своими огромными листьями. Здесь растут и другие самые невероятные сейшельские деревья — например, «латаньен-лат» (по-научному вершафелтии блестящие), стоящие на множестве маленьких «ножек», вакоа, или панданусы, с несколькими кривыми стволами-ветками, напоминающими ходули… На стволах и ветвях застыли изумрудные гекконы с бронзовыми глазками. К скрипу листьев и далекому шуму водопада добавились еще крики двух птичек, что здесь зовут «буль-буль», которые опустились передо мной на тропу…

Нельзя не добавить, что веерная пальма примечательна не только своими плодами. Ее деревья делятся на мужские и женские, и первые, в отличие от вторых, дающих столь пикантного вида орехи, можно распознать по цветам, имеющим форму… гениталий противоположного пола, причем весьма внушительных размеров! Поэтому фонтан у праленского аэропорта в виде огромного морского кокоса, на который с четырех углов бьют струи из «мужских» цветов, выглядит довольно непристойно…

Текст: Никита Кривцов
Фото: istockphoto.com