Le Meurice: здесь был Дали

Le Meurice: здесь был Дали

30.03.2012 16:46
2896
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

От дешевых трактиров, которые попадаются на глаза буквально на каждом шагу в районах попроще, до шикарных многозвездных гостиниц, расположившихся в самых роскошных местах столицы – из парижских отелей можно составить вполне подробную карту города. И в этом нет ничего удивительного, ведь всякому человеку хочется в Париж – важно только определиться с тем, какого рода приключения вы ждете от своего визита сюда.

Наш рассказ – для тех, кто выбирает себе парижское приключение самого выс­шего класса. Приключение, достойное королей. Хорошо, если королю есть где поселиться в Париже или поблизости – например, если для него построен Лувр или Версальский дворец. Ну а если настоящие дворцы отданы под музеи – куда податься? Конечно, в отель королевского уровня — там все точно так же, как в любом приличном дворце, с той лишь разницей, что каждому смертному предоставлена возможность получить ключ от одного из шикарных номеров и расположиться в королевских палатах.

Главный и старейший отель-дворец Парижа называется Le Meurice. Возможно, главным он стал именно потому, что существует в Париже так давно: его владелец-основатель просто-напросто занял когда-то под свой постоялый двор лучшее место в городе – через дорогу от Лувра, на улице Риволи. Ну и, конечно, знатным гостям города не оставалось ничего другого, как останавливаться прямо здесь, рядом с модным садом Тюильри.

Если копнуть глубже, то выяснится, что еще в 1771 году предприимчивый почтмейстер из Кале Шарль-Августин Мёрис открыл у себя в городе постоялый двор для зажиточных британских путешественников, которые, перебравшись через Ла-Манш, делали в Кале остановку, прежде чем отправиться в дальней­шее путешествие по Франции. На постоялом дворе у Мёриса была незаменимая услуга для британских гостей – возможность заказать экипаж до Парижа (говоря современным языком, трансфер). Дорога от Кале до столицы занимала 36 часов, и несчастные британцы, и без того утомленные морским путешествием, совсем выбивались из сил – и начинали жалеть, что не остались еще на недельку-другую в уютном Le Meurice на берегу Па-де-Кале. И Мёрис нашел отличное решение: построил второй постоялый двор для своих британских путешественников, на этот раз – в Париже.

Шли годы, и «английский» постоялый двор превращался в стильное и модное место, в котором не только можно было отдохнуть с дороги, но еще и прекрасно провести время. Здесь устраивались шикарные ужины, которые длились с восьми вечера до восьми утра, а однажды на долгий завтрак, перетекающий в обед, постояльцам подавали одни только сваренные вкрутую яйца редких птиц – от куропатки до лебедя.

Большинством гостей отеля долгие годы оставались именно бри­танцы, поэтому здешний персонал уже в те годы непременно говорил по-английски, и гостиницу вскоре прозвали «Лондонским Сити». Уильям Теккерей писал о Le Meurice: «Если вы не знаете ни слова по-французски, если вам милы английский комфорт, чистые комнаты, завтрак и метрдотели; если вам нравится, чтобы на чужбине вас окружали соотечественники и под рукой всегда было ваше любимое темное пиво… крикните как можно громче с самым лучшим британским акцентом, на который только способны: «Мёрис!», и кто-нибудь немедленно подхватит вас и отвезет прямиком на улицу Риволи».

Первая серьезная реновация проводился в отеле в начале XX века – тогда здание увеличилось до сегодняшних размеров и тогда же Le Meurice приобрел свой теперешний внешний вид, а вместе с ним – все достойные эпохи удобства (например, ванны в каждом номере). Переустройство отеля-дворца длилось два года, и на него было потрачено восемь миллионов фунтов – немыслимая сумма по тем временам.

Сто лет спустя – в 2007 году – здесь прошла еще одна грандиозная реставрация, которой руководил известный французский дизайнер Филипп Старк: благодаря его мастерству вся старина вроде бы осталась на прежних местах, но едва заметные штрихи подчеркнули восхитительную роскошь и изысканный стиль отеля. Метод, примененный Старком, так и называется – «невидимая трансформация»: перемещая с места на место предметы мебели, учитывая особенности естественного и искусственного освещения, играя с идеями прозрачности и движения, дизайнер превратил старинную гостиницу в современный отель-мечту, где все находится на своем месте и все радует глаз.

За свою долгую жизнь каких только удивительных гостей не повидал Le Meurice: здесь останавливался во время парижских гастролей Чайковский, Коко Шанель устраивала тут свои знаменитые приемы, в отеле перебывали правители чуть ли не всех стран мира, а кроме того здесь гостили Лайза Минелли, Элизабет Тейлор, Пласидо Доминго и многие другие звезды. Но самым любимым постояльцем из творческой среды для Le Meurice навсегда стал Сальвадор Дали, в честь которого назвали один из здешних ресторанов – Dali Room. Ресторан не только носит имя художника – глаз знатока отметит здесь и кое-какие отсылки к его творчеству: например, знаменитый золотой стул на трех ножках, обутых в дамские туфельки, или лампу с ящиками как у комода.

Дали проводил в Le Meurice не меньше месяца в год и на Рождество дарил обслуживающему персона­лу литографии своих работ с автографом. Истории о визитах гениального испанца в отеле бережно хранят и передают из уст в уста. К примеру, однажды Дали велел привести к нему в номер стадо овец, и, когда те были доставлены, принялся палить в них из пистолета. К счастью, оружие было заряжено холостыми. В другой раз он потребовал, чтобы к нему в номер была  доставлена лошадь. А в третий попросил сотрудников отеля ловить для него мух в саду Тюильри и платил по пять франков за штуку.

Прекрасное безумие великого художника живо в Le Meurice и сегодня. Обеденный зал его имени венчает огромное расписанное полотно: среди розово-золотых гардин кружатся загадочные тени-фигуры, не то танцующие, не то парящие во сне – что-то скорее напоминающее Шагала, нежели знаменитого постояльца Le Meurice. Автор холста (точнее четырех треугольных холстов, сшитых вместе) — тем­новолосая красавица Ара Старк, художница и певица, и еще – возлюбленная мага-иллюзиониста (сына Жана-Мишеля Жарра и Шарлотты Рэмплинг). В мире дизайна и живописи не так-то легко жить с фамилией Старк – с такой-то, мол, фамилией любой смог бы расписать потолок в знаменитом отеле. И все-таки, несмотря на то, что упомянутый выше Филипп Старк и в самом деле приходится Аре родным отцом, в дан­ном случае родственные связи ни при чем. Когда Филипп объявил конкурс на лучшую идею по оформ­лению потолка в старинном обеденном зале отеля, среди прочих проектов ему в руки попался и проект дочери, присланный анонимно (Ара знала, что отец из этических соображений ни за что не выберет ее работу). Именно эта идея – с танцующими фигурами на натянутом холсте – понравилась дизайнеру больше других, и он был искренне изумлен, когда ему представили автора.

Ара работала над полотном несколько месяцев и теперь, зайдя в Le Meurice пообедать или попробовать попробовать восхитительные десерты, можно не только насладиться уникальными творениями повара Янника Аллено, получившего недавно третью звезду Мишлен, и Камилля Лесека, признанного одним из лучших кондитеров Франции, но еще и получить эстетическое удовольствие, всего лишь взглянув на потолок.

Текст: Карина Баранова