Оранжевые в городе!

Оранжевые в городе!

31.05.2012 15:22
2962
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Каждый голландец, с которым мы разговаривали, считал своим долгом спросить, будем ли мы в Амстердаме 30 апреля. И, услышав утвердительный ответ, многозначительно качал головой: «Ну, значит, увидите настоящее безумие!» Мы были так заинтригованы, что, пожалуй, даже если бы предстояло улетать раньше, то сдали бы билеты и остались.

День рождения по наследству

Если вы думаете, что День рождения королевы в Голландии – это какое-нибудь чинно-пафосное действо с цветами, эскортами и прочим официозом, то глубоко ошибаетесь. Это самый несерьезный праздник в мире!

Начнем с того, что четкой даты у него, несмотря на обязывающее название, по сути нет. День рождения королевы празднуется в Голландии 30 апреля, но если дата выпадает на воскресенье, то 29 апреля. Во-вторых, название праздника тоже довольно условное: на самом деле 30 апреля – День рождения не правящей ныне королевы Беатрикс, которая родилась 31 января, а ее предшественницы-матери Юлианы.

Впервые праздник стали отмечать 31 августа 1885 года, и тогда он назывался День принцессы – поскольку в этот день принцессе Вильгельмине, наследнице голландского трона, исполнилось ровно пять. После ее официального вступления на престол этот день логично получил современное название. Поскольку 31 августа в Голландии – последний день летних школьных каникул, то праздник стал популярным у детей, но с восхождением на престол дочери Вильгельмины Юлианы перекочевал на 30 апреля, и к торжествам присоединились голландцы, вышедшие из нежного возраста. А уж внучка Беатрикс подумала и поступила гуманно, решив не переносить день народных гуляний на январь и оставить его на прежнем месте. И то правда: к чему подвергать опасности здоровье нации?..

Впрочем, в этот день у королевы тоже есть своя миссия: каждый год она отправляется с визитом в какой-нибудь отдаленный городок или деревню. В этом году Ее Высочество побывала в городках Ренен и Веенендааль.

Подготовка

Поскольку нынешняя королевская семья Нидерландов ведет свой род от династии Оранских-Нассау, в День рождения королевы сложилась традиция надевать все оранжевое. Мы предусмотрительно взяли с собой все, что имелось оного цвета в гардеробе – кто шарф, кто туфли, кто кофту… однако можно было не утруждаться заранее: в канун праздника в местных магазинах свершилась оранжевая революция: в витринах красовались оранжевые парики и солнцезащитные очки, шляпы и шарфы, майки и шорты, платья и сумки, заячьи уши и лисьи хвосты, искусственные цветы и ожерелья из них, шарики и надувные короны…

 

Ночь

День рождения королевы в Амстердаме начинается, как Новый год – накануне вечером. Мы об этом не знали, а потому, перед предстоящим насыщенным днем, отправились пораньше спать. Однако уснули не сразу: с улицы в отель неслась громкая музыка – голландцы помоложе отмечали на полную катушку. С народными гуляньями, каруселями на площади Dam, ночными клубами, походами по кофейням… Похоже, предстоящий день их нимало не смущал.

Полдень

Вряд ли стоит уточнять, что утра тридцатого у нас (как, впрочем, и у большинства голландцев) не было: день начался с полудня. К этому времени к нашей компании присоединился мой давнишний приятель, корреной голландец Якобос. Он был одет во все черное и тут же заявил, что принципиально не носит в этот день оранжевого. Впрочем, Якобос – скорее исключение, чем правило; да и присоединиться к празднику эти принципы ему не помешали, ведь Голландия – страна, далекая от навязывания стереотипов.

Начать мы решили с Vondelpark – городского парка на юго-западе города, где, согласно традиции, в День королевы устраивают большой блошиный рынок. Народу здесь было тьма – в основном, семьи с детьми всех возрастов, от годовалых младенцев в колясках, украшенных оранжевыми бантиками, до вальяжных тинейджеров с оранжевыми волосами. По обеим сторонам дорожек располагались импровизированные торговые ряды, в которых продавали за несколько евро все, что только можно – от детских поделок до поношенной одежды. Продавали здесь и еду, которую также готовили сами горожане. Наше внимание привлек доброго вида бородатый парень, пекший блины на сковородке, которая подогревалась миниатюрными дровами в специальном хитром металлическом цилиндре. Фридо, пока готовил для нас очередной блин за два евро, рассказал, что работает садовником, а блины научился печь совсем недавно, когда специально для Дня королевы по совету брата купил эту продвинутую сковородную установку. «Теперь буду ее на пикники брать, — заключил он, ловко подбрасывая вверх готовый блин. – Дети вон в восторге». Двое детей бегали рядом и наперебой предлагали нам помазать деликатес традиционным голландским сахарным сиропом, который здесь называют «сиропом зеландской фермерши».

Дети вообще были задействованы в празднике по полной программе. Совсем крошечные с важным видом стояли посреди рынка, сливаясь с продаваемыми куклами – казалось, что их самих любой желающий может приобрести за пару-тройку евро. Те, кто постарше – пели, играли на скрипке, флейте или гитаре, танцевали, водили кукол-марионеток… и у каждого малыша стояла рядом шляпа для монеток, которые тот время от времени с нескрываемым азартом пересчитывал. «Видишь, мы еще не изжили детский труд», — пошутил было Якобос, и дорогу нам преградила девочка с коробкой, наполненной бумажной мишурой: за 50 центов туда надо было засунуть руку и вытащить сюрприз. Такая игра называется Grabbelton, что можно перевести на русский как «загребайка». Я загребла сосательные конфеты. Девочка так обрадовалась, что нарисовала нам на каждой щеке специальным трехцветным мелком по красно-бело-синему флагу.

Надо сказать, что в этот день каждый ребенок может вполне легально испытать счастье хулигана: среди прочих детских и недетских забав – Blik gooien (швыряние в цель консервных банок), Tomaten rammen – раздавливание помидоров молотком; Muntje werpen – бросание монеток в чашку (кто попал – возвращает себе вдвойне) и Toiletpot gooien – соревнование по метанию оранжевых сидений для унитазов, в которых, кстати, традиционно участвует королевская семья.

Выйдя из парка, мы направились в центр. Повсюду гуляли толпы оранжевых людей с оранжевыми шариками, детьми и собаками. Пройдя по Overtoom, 1e Const. Huygenstraat и Kinkerstraat, мы с Якобосом обнаружили бесхозное «торговое место» — видимо, кто-то разложил ненужное добро на тротуаре и ушел, сделав вид, что сейчас вернется его продавать – такой способ оказался менее затратным по времени и деньгам, чем официальная утилизация. Я решила сфотографироваться на фоне барахла, прикинувшись продавщицей, когда подвыпивший прохожий, случайно наступив на «товар», вдруг учтиво передо мной извинился. И тут мы вошли в роль! Якобос упрашивал народ померить «вон это очень даже приличное платье» и так красноречиво упрекал отказывавшихся (а я их очень понимаю – вид у барахла был совсем неприглядным!), что некоторые послушно делали вид, что рассматривают возможность покупки. За десять минут мы наторговали на целых два евро: в народ ушли солнцезащитные очки в стиле 80-х и сомнительного вида тряпичная брошь. Направившись дальше к каналам, мы встретили более щедрых продавцов: тройка пьяненьких геев продавала по одному евро пачки трикотажных трусов с радужной резинкой, но прохожие почему-то отказывались брать трусы, и в конце концов парни стали бросать их в толпу бесплатно.

На каналах было еще более многолюдно – причем, как на суше, так и на воде, по которой плыли десятки лодок с развеселыми компаниями.

К пяти часам веселье достигло апогея: горожане выпивали уже по четвертой банке пива. Каждые триста метров мы натыкались на импровизированные концерты и импровизированные же туалеты. По улицам шли примкнувшие к празднику на правах цвета кришнаиты и разряженные в пух и перья геи, у бордюров скапливались груды мусора – горожане, привычно сортирующие отходы, кажется, в этот день позабыли даже о существовании мусорных баков в принципе.

Интересно, что на улицах не было не то что кордонов и оцеплений, а, казалось, полиции в принципе. Однако мы стали свидетелями того, как у одной девушки в толпе внезапно начался приступ эпилепсии – и, о чудо, скорая помощь появилась словно из-под земли в считанные секунды!

В прошлом году в «оранжевом» празднике в Амстердаме участвовало порядка 800 тыс. человек. Улицы Амстердама с трудом справлялись с таким числом гуляющих, а потому в нынешнем году власти решили не организовывать один большой концерт, а позволить горожанам самим организовывать стихийные перформансы. Идея сработала – на этот раз, по подсчетам полиции, гулять вышли чуть больше 700 тыс. Сократилось и количество инцидентов – в нынешнем году полиция задержала 51 человека по сравнению с 69 в прошлом. При этом были зафиксированы лишь мелкие нарушения. И только троих увезли на скорой помощи. Согласитесь, для праздника такого масштаба это ерунда.

Можно сколь угодно упрекать голландцев за слишком свободные нравы, но День рождения королевы – это отличный экзамен на внутреннюю свободу. И, даже несмотря на то, что главный город страны полностью отмоют лишь дня через два, с уважением к своей и чужой свободе голландцы не подкачали. А может, все дело в оранжевом цвете?

Текст и фото: Мария Желиховская

Редакция благодарит Голландский альянс — авиакомпанию KLM, аэропорт Schiphol и Бюро по туризму и конгрессам Нидерландов за организацию поездки.