Видал Сассун: геометрия с ножницами

Видал Сассун: геометрия с ножницами

31.05.2012 18:18
3277
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Имя Сассуна было известно жителям СССР задолго до того, как в страну пришли глянцевые журналы, высокая мода и регулярные дефиле – его талант каким-то образом смог проникнуть сквозь железный занавес, и в советских парикмахерских конца 70-х–начала 80-х стрижки «под сэссун» пользовались большой популярностью. Но, конечно же, его вклад в мировую моду не ограничился лишь любимой прической Мирей Матье. Как любят говорить западные модные критики, обладатель Ордена Британской Империи, первым запустивший геометрические традиции Баухауса в парикмахерское искусство, — это «рок-звезда, художник и ремесленник, изменивший мир с ножницами в руках».

Будущий стилист родился 17 января 1928 года в лондонском районе Хаммерсмит, в еврейской семье. Его мать, Бетти Беллин, была родом из семьи эмигрантов-ашкенази из Киева, а отец, Натан Сассун, – сефардом, уроженцем греческих Салоник. Глава семьи слыл настоящим женолюбцем и покинул семью, едва маленькому Видалу исполнилось три (сам Сассун, видимо, отчасти унаследовал характер отца – за свою жизнь он был женат четыре раза). Мать, оставшаяся одна с двумя детьми на руках, из-за бедности не могла справиться с их содержанием и вскоре отдала Видала и его младшего брата Айвора на воспитание в еврейский приют. Через восемь лет она во второй раз вышла замуж, но забрать детей к себе ей не разрешили, а позволили лишь навещать их раз в месяц. Позже в одном из своих интервью Сассун признался, что, в отличие от брата, умершего в 46 лет от сердечного приступа и так и не простившего матери приют, он принял ситуацию и осознал, что другого выхода не было. Гибкость и сила характера впоследствии не раз сослужили ему хорошую службу и в карьере, и в личной жизни – великий парикмахер никогда не зацикливался на трудностях, стараясь как можно быстрее их преодолевать. Уже будучи владельцем модной империи, оцениваемой в 100 млн фунтов стерлингов, он говорил, что теперь мать им гордится.

Перед началом Второй мировой войны Видала-школьника эвакуируют в графство Уилтшир. Впрочем, юный Видал все же не остался совсем в стороне от войны: в свои семнадцать он стал активным участником подпольной еврейской «Группы 43», члены которого активно боролись против действовавших в послевоенной Англии фашистских организаций. Через три года, в 1948 году, по зову крови Сассун поступает добровольцем в Армию обороны Израиля и участвует в Арабо-Израильской войне – впоследствии он вспоминал об этом опыте как о «лучшем годе своей жизни».

Свою карьеру будущая звезда стиля начала с подачи матери: той якобы было знамение, что сын должен стать знаменитым парикмахером, и Бетти привела юного Видала в салон Адольфа Коэна в Ист-Энде. Впоследствии мастер вспоминал об этом эпизоде так: «Адольф и моя мать быстро нашли общий язык, поскольку оба говорили на идише. Но когда мать спросила, могу ли я поступить к нему на обучение, Коэн назвал цену в сто гиней – сумму для матери совершенно неподъемную. Мы было  направились к двери, я в знак прощания снял с головы кепку и открыл перед матерью дверь. И тут Адольф подбежал к нам со словами, что еще не видел такого вежливого молодого человека и что я могу начать у него обучение бесплатно. Мать посмотрела на меня и сказала: «Я же говорила, что знамение сработает».

После Коэна Видал поступает на работу в Мэйфер, в салон знаменитого тогда лондонского стилиста Рэймонда Бессонна (кстати, убежденного апологета коротких стрижек, считавшего, что длинные волосы старят женщин). Впоследствии Сассун высоко отзывался о своем учителе, который считался первой британской звездой парикмахерского искусства: «Он научил меня, как на самом деле нужно стричь волосы. Без него я бы никогда не добился того, чего добился… У него были одни маленькие ножницы для всего – он ими и стриг, и филировал, и придавал форму. Я смотрел и учился. Я всегда любил геометрию, и у меня стали появляться идеи, как геометрически стричь волосы». Возможно, именно у Бессонна, один из салонов которого был знаменит своим фонтаном из шампанского, Сассун научился и манере  общения с клиентами, которая впоследствии получила название «сассунизация» и предполагала не только стрижки, но и задушевные беседы с клиентами.

В 1954 году он открывает свой первый салон на Бонд-Стрит. «В течение девяти лет я работал над тем, чтобы превратить существовавшие в то время парикмахерские техники в искусство геометрических форм, с окрашиванием и завивкой без деформации волос, чего раньше мир просто не знал, — говорил мастер. – В то время мы (я говорю «мы», потому что обучил целую команду профессионалов, которая со мной работала) придумали множество инновационных технологий. Эти инновации изменили всю отрасль. Думаю, именно поэтому меня называют отцом парикмахерского искусства. А впрочем, может, это и из-за моего возраста…» Видал трудился изо всех сил, в одиночку и с командой, нередко засиживаясь в своем салоне до часу ночи, много практиковался на моделях. Он запросто мог уйти с модной вечеринки в 11 вечера, а на вопрос друзей, почему он уходит, когда все только начинается, отвечал, что для него все начинается завтра в 9 утра. Он сознательно хотел достичь того, что еще никому не удавалось, и в конце концов эволюция переросла в революцию. В 1963 Сассун создал революционную для того времени геометрическую версию популярной стрижки «боб» — круговую, расположенную в горизонтальной проекции и не требующую лака для волос – фиксация и блеск достигались естественным образом, за счет самой модели стрижки. Слава о стрижках Сассуна распространялась с невероятной скоростью. Именно благодаря тому, что за ними было легко ухаживать, сегодня о парикмахере говорят как об «освободителе женщин от гнета салонов красоты». К тому же именно Сассун изобрел переносной ручной фен, благодаря которому модницам больше не требовалось после каждого мыться головы ходить в салоны и тратить драгоценное время на просиживание под громоздкими сушилками.

Завсегдатаями салона на Бонд-Стрит стали знаменитые модели и актеры, режиссеры, аристократы и журналисты. Дружба с Романом Полански также идет на пользу его популярности. В 1968 году звездный режиссер снимает своего «Ребенка Розмари», и игравшая в фильме Миа Фэрроу коротко стрижется у Сассуна. Стрижку проводят не где-нибудь, а в студии Paramount Pictures, в окружении фотографов, и действо превращается в настоящий перформанс. Кстати, идея перформанса нравилась Сассуну – в его салонах всегда были большие окна, и любой прохожий мог наблюдать за тем, что происходит внутри. Происходящее всегда было занятно, ведь в креслах его студии аристократы соседствовали с простолюдинами, а знаменитые фотомодели и актрисы – с уборщицами и домохозяйками. Вот такая либерализация красоты!

Вслед за славой мастера пришел успех бренда – имя Vidal Sassoon появилось на шампунях и кондиционерах, в том числе на знаменитом шампуне и кондиционере в одном, концепция которого «wash & wear» сводилась к тому, чтобы просто помыть голову и идти с красиво уложенными волосами, не прикладывая к этому никаких усилий. Этот принцип впервые испробовали на себе модели создательницы мини-юбок Мери Куант, а знаменитую «пятиконечную» стрижку Сассуна – модель Пеги Моффит. Влиянию его стиля подверглись и The Beatles.

Коммерческий успех всего предприятия был велик, и Сассун переезжает в США, поселяется в Голливуде, в 1965 году основывает салон в Нью-Йорке, а спустя пять лет – в Лос-Анджелесе. Вместе с ним переезжает и его знаменитый ученик, член его команды Пол Митчел, который позже основывает в Нью-Йорке собственную успешную линию продуктов по уходу за волосами. Услугами Видала стали пользоваться такие знаменитости, как актриса Нэнси Куан, Певица Сюза Паркер, светская львица Ли Радзивилл и многие другие.

Что было дальше? Огромная империя, четыре жены и столько же детей; Сассун до последних дней занимался благотворительностью, коллекционировал предметы искусства, болел за лондонский Chelsea, писал книги, становившиеся бестеллерами и даже какое-то время вел телепрограмму. В 1983 году он продает сеть своих салонов, приносивших ежегодный доход в 113 миллионов долларов, компании Richardson-Vicks, которую позже приобретет Procter & Gamble. А в 2011 в прессе появилось официальное сообщение о том, что знаменитый парикмахер болен лейкемией…

После его смерти стилист Джон Баррет назвал его «создателем чувственных волос», а Грейс Коддингтон, креативный директор американского Vogue и бывшая модель Сассуна, написала: «До него в мире царили лак для волос и начесы; и задача парикмахера заключалась в том, чтобы сделать прическу высокой и неестественной. И вдруг стало возможным потрепать волосы рукой! Вы могли просто посушить волосы и потрясти ими. Он принес настоящую свободу всем нам».

Текст: Мария Желиховская