Роман с кодеином

Роман с кодеином

02.07.2012 02:32
3141
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Удивительным образом именно этот летний месяц богат на знаменательные даты, связанные с распространением и потреблением запрещенных веществ. 26 июня – международный День борьбы с наркоманией и незаконным оборотом наркотиков. 17 июня 1971 года президент США Никсон объявил «войну наркотикам». Наконец, ровно через 40 лет, в июне прошлого года, глобальная комиссия по вопросам наркополитики объявила, что война эта с треском проиграна.

 

Дезоморфиновая эпидемия

Официальная причина запрета – беспрецедентный рост числа дезоморфиновых наркоманов в России. Как отмечал глава Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Виктор Иванов в ноябре 2011 года, за последние два года число россиян – потребителей дезоморфина, для изготовления которого как раз и необходимы кодеиносодержащие препараты, увеличилось в 25 раз, объемы изъятия этого наркотика за последние пять лет выросли почти в 40 раз. В нашей стране дезоморфин вышел на второе место по популярности после героина. В клиники дезоморфинщики обращаются, только когда встает реальная угроза смерти, но врачи просто не успевают их спасти — столь разрушительным оказывается действие непредсказуемого состава смеси, получаемой при кустарной переработке кодеина. Специалисты говорят о настоящей дезоморфиновой эпидемии в России. ФСКН вполне резонно сочла одним из факторов распространения дезоморфиновой наркомании в России доступность кодеинсодержащих средств – до этого лета их можно было купить в любой аптеке в любом количестве. Ведомству господина Иванова потребовалось несколько лет на то, чтобы преодолеть сопротивление фармакологического лобби и «продавить» федеральный закон о запрете безрецептурной продажи этих препаратов. Опыт нескольких регионов, в которых свободная продажа кодеинсодержащих веществ была отменена ранее, показал снижение потребления дезоморфина. Та же тенденция уже отмечается по всей стране. Интересно, что препараты с определенной концентрацией кодеина свободно продаются во многих странах мира – в Австралии, Великобритании, Израиле, Канаде. Однако дезоморфиновой проблемы там нет. Почему? Потому что нет и колоссального количества героиновых наркоманов, которые из-за труднодоступности и дороговизны героина пересаживаются на более доступный и дешевый наркотик.

 

Запретить нельзя разрешить

Парадокс проблемы наркомании в том, что сама война с ней словно бы становится катализатором ее распространения. Так, ФСКН изымает примерно 40% поступающего в Россию героина, в результате чего цена на него на черном рынке растет. Поэтому наркоманы переходят на более дешевые и доступные вещества (доза героина в 10-15 раз дороже дозы дезоморфина). Прошлогодний доклад Глобальной комиссии по вопросам наркополитики (в нее входят бывший генсек ООН Кофи Аннан, предприниматель Ричард Брэнсон, писатель Марио Варгас Льоса) сводится к простому и понятному тезису: запретительный подход к проблеме наркомании давно себя дискредитировал. Исторический опыт показал, что он приводит только к увеличению наркотрафика, усилению связанной с ним коррупции, росту числа наркоманов и совершаемых ими преступлений. В США еще со времен Ричарда Никсона ведется наиболее ожесточенная борьба с распространением наркотиков, но число наркоманов в стране не снижается, а, наоборот, лишь возрастает. Зато в государствах, начавших применять другие подходы к наркомании (например, декриминализирующий вместо запретительного, при котором употребление легких наркотиков не преследуется уголовным кодексом), не только не отмечается ухудшение наркологической обстановки, но и наоборот, показатели общественного здоровья значительно улучшаются. В докладе говорится, что страны, которые на распространение ВИЧ среди наркоманов ответили либеральными программами (например, программой обмена шприцев), добились успеха в сдерживании инфекции, а в странах, где сделали упор на репрессии и устрашение, отмечается самая высокая распространенность ВИЧ среди наркоманов. Всем известный пример декриминализирующего подхода к проблеме – голландская модель легализации марихуаны. Можно вспомнить и опыт Франции, где одно время была запрещена безрецептурная продажа шприцев: законодатели надеялись, что трудности на пути получения дозы вынудят наркоманов встать на путь исправления. Очнулись власти только тогда, когда 40% инъекционных наркоманов оказались ВИЧ- инфицированными.

 

И вечный бой…

Россия – это крупнейший рынок сбыта героина в Европе, объем которого, по данным директора ФСКН Виктора Иванова, оценивается в $6 млрд. По разным оценкам в России от 2,5 до 4 млн наркоманов, причем треть из них употребляет героин. Основной поставщик героина в Россию – Афганистан. Корень зла ФСКН видит в афганских маковых плантациях, которые она предлагает просто уничтожать. Но подобный опыт уже имеется, и он довольно печален. В 2000 году правившее тогда в Афганистане движение «Талибан» начало активно уничтожать маковые плантации. Это и в самом деле вызвало обвал производства опиума: показатель 2001 года – менее 200 тонн, ничтожное количество в глобальном масштабе. Но последствия этой борьбы для России были таковы: героин подорожал, а качество его при этом снизилось. Вот тогда-то российские наркоманы и стали потихоньку пересаживаться на дезоморфин. Сейчас кодеин запретили, а значит, приготовить дезоморфин стало гораздо сложнее. Но приведет ли эта мера к снижению числа наркоманов в России? Или они, как это было всегда, просто перейдут на другие вещества? Ответы на эти вопросы при желании можно найти все в том же докладе Глобальной комиссии по наркополитике: «Любая якобы одержанная победа над одним источником поступления наркотиков или над одной распространяющей их организацией почти мгновенно аннулируется появлением других источников и торговцев. Репрессии в отношении потребителей мешают проводить мероприятия по охране здоровья, направленные на снижение распространения ВИЧ/СПИДа, числа передозировок со смертельным исходом и других вредных последствий употребления наркотиков. Государство расходует деньги на реализацию бесполезных стратегий по сокращению предложения наркотиков и на содержание людей в местах лишения свободы, вместо того чтобы вкладывать средства в экономически эффективные и научно обоснованные меры по снижению спроса на наркотики и наносимого ими вреда».

Текст: Мария Иванова