Азия напоказ

Азия напоказ

01.11.2012 14:01
2856
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В программу нынешнего фестиваля в Бусане вошли несколько картин, имеющих непосредственное отношение к России. «В тумане» Сергея Лозницы – копродукция Германии, Беларуси, России, Голландии и Латвии — участвовала в секции «Мировое кино», а сам режиссер, представлявший в Бусане Беларусь, хотя в последние годы живет в Берлине и работает с немецкими продюсерами, вошел в состав жюри конкурса Flash Forward. Именно в нем среди прочих работ начинающих режиссеров мира была представлена российская лента «Аварийное состояние», режиссерский дебют драматурга Всеволода Бенигсена. Интересно, что корейские отборщики предпочли именно этот фильм многим другим. Первая же его новелла (всего их четыре) страшна до оторопи. Ее герои, супруги Борис и Елена, возвращаясь из гостей, сбивают молодого парня. С места происшествия они не скрываются и даже поначалу пытаются помочь раненому. Но когда выясняется, что тот — сын местного высокопоставленного чиновника, пара решает от парня избавиться. Дальше начинается то, на что смотреть попросту невыносимо — на премьере фильма в Сочи российские зрители в ужасе разбегались именно с этой новеллы. Корейцы же, купив билет, уходят с сеанса крайне редко. Их родное кино (взять хоть «Пьету» Ким Ки Дука, участвовавшую в одной из фестивальных программ) бывает невероятно жестоким, так что к ужасам они привыкли.

Другой российский фильм, «Пустой дом» Нурбека Эгена, сделан при участии Кыргыстана и Франции. Его показали в разделе «Окно в азиатское кино». На фестивале прошла ретроспектива фильмов Сергея Параджанова («Украинская рапсодия», «Тени забытых предков», «Легенда о Сурамской крепости», «Ашик-Кериб»). Организаторы показали и картины о самом Параджанове, и даже подготовили небольшую выставку памяти режиссера, все еще мало известного за пределами постсоветского пространства — специально для этого из ереванского музея была привезена коллекция фотографий.

В Бусане традиционно собирается целый блок разнообразных азиатских картин. Самой экзотичной из них, в том числе и по представлению публике, на этот раз оказалась «Я еще поборюсь». Этот документальный фильм, снятый в Камбодже американскими режиссерами и давно живущими в Лос-Анджелесе корейскими продюсерами, посвящен сиротам Камбоджи, чьи родители погибли во времена геноцида. Многочисленная съемочная группа вышла к зрителю в ярких шелковых костюмах, включая камбоджийских мальчишек, ставших героями фильма. Они-то и исполнили национальные песни во время обсуждения фильма. Подростки оказались смышлеными, хотя и очень скромными детьми, для которых поездка на фестиваль – бесценный подарок.

Еще одна заметная документальная картина и тоже о детях – «Три сестры», снятая в Китае режиссером Ван Бином при участии Франции и Гонконга, идущего все еще отдельной строкой. Она уже имеет высшую награду Венецианского кинофестиваля. Ее события происходят в богом забытом китайском селении, где почти самостоятельную жизнь без родителей ведут три крохи-сестры. С четырехлетнего возраста они трудятся, как большие, чтобы прокормиться. Некому их помыть, накормить, вывести вши на их взлохмаченных головах. Два с половиной часа смотришь на экран не отрываясь.

Корейские фильмы, кажется, охватывали все темы, какие только можно себе представить. Комедия из жизни секс-меньшинств «Две свадьбы и похороны» — круговерть любовных историй гомосексуалистов всех мастей. Вроде бы над ними посмеиваются, пародируя нравы этой своеобразной среды, но делают это совершенно не обидно. Авторы фильма словно бы призывают геев быть собой, не бежать в страны с более свободными нравами, не мучиться рядом с женщиной, если любишь парня, а раскрыть миру карты и ничего не бояться.

Картина «Не плачь, мама!» рассказывает о молодой женщине, ставшей на наших глазах прямо-таки героиней греческой трагедии после того, как ее юную дочь изнасиловали и та наложила на себя руки. Мать выходит на тропу войны, чтобы наказать молокососов, погубивших ее дитя.

Великий и ужасный Ким Ки Дук, оказавшийся ранимым творческим человеком, приехал в Бусан после семилетнего отсутствия. Обиделся когда-то на организаторов фестиваля, да и на всех кинодеятелей своей страны вместе взятых, не сильно его почитающих. Однако очередной триумф Ким Ки Дука на недавнем Венецианском кинофестивале с «Пьетой» изменил расклад. Режиссера выдвинули от Южной Кореи на «Оскара», а в Бусане устроили торжественный ужин под название «Ночь Ким Ки Дука». Сам он встречался с публикой под открытым небом, прямо на пляже, и говорил о жизни и судьбе. Подробности неизвестны, поскольку разговоры велись на корейском без перевода — Ким Ки Дук знает только родной язык и язык кино.

Особо изысканным блюдом фестиваля стала картина из Северной Кореи «Товарищ Ким хочет летать». Снимал ее режиссер из Пхеньяна Ким Кван Хан при участии кинематографистов Бельгии и Великобритании — сотрудничество само по себе уникальное. Ударница труда, 28 лет от роду, бросив все, становится воздушной гимнасткой и переходит на работу в цирк. На роль товарища Ким пригласили профессиональную акробатку, которая и сама работала не покладая рук, чтобы постичь азы актерского дела. Но главная героиня этого фильма — Северная Корея, страна чудес, где живут умиротворенные труженики, ударно работающие на стройках века и культурно отдыхающие, как и подобает истинным строителям коммунизма. Идеология придает этому фильму удивительную привлекательность, напоминая об эпохе таких картин, как советская «Свинарка и пастух».

В одной из ретроспектив Бусана показали черно-белую ленту 1963 года «Рис» классика Син Сан Ока, которого тут называют не иначе, как Принцем корейского кино. Судьба этого человека идеально подходит для остросюжетного кино. Успешный режиссер, он был похищен в 1978 году сотрудниками спецслужб Северной Кореи, которые накинули ему на голову мешок и увезли в неизвестном направлении. Оказалось, что похищен он был с благородной целью возрождения северокорейского кино, а для того, чтобы ему работалось комфортно, из страны чуть раньше выкрали и его жену-актрису. Несколько лет супруги жили в Северной Корее и честно трудились на благо ее кинематографа, снимая идеологически выдержанные картины. Это, впрочем, не помешало властям в конце концов арестовать его и приговорить к пятилетнему заключению. Каким-то чудом он сумел бежать в США, где и прожил около 20 лет, скрываясь под вымышленным именем. Не все принимают эту версию жизни Син Сан Ока, существуют и иные трактовки этой драматической истории. Но в любом случае сюжет его жизни удивителен. А «Рис» – своего рода аналог советского кино 50-х, где возрастные актеры играют историю трагической любви совсем еще юных, по замыслу постановщика, героев. Но даже такое несоответствие забывается, и зритель сопереживает событиям давно минувших дней.

Среди наиболее заметных азиатских картин фестиваля – японское «Холодное цветение» Ацуси Фунахаси о жизни городка, переживающего последствия цунами, где люди продолжают ходить на работу, трудиться, как роботы, любить, терять близких и быть верными долгу, не позволяющему, допустим полюбить того, кто стал невольным виновником гибели товарища. Сильная картина «Крематор» Пен Тао сделана в Китае и очень напоминает «Кочегара» Алексея Балабанова. Скромный, ничем не примечательный мужчина одиноко живет прямо в крематории, где выполняет свой скорбный труд, сжигая в топке усопших. Он встречается с замужней женщиной со свалки, а когда сам уходит из жизни, оказывается, что некому проводить его в последний путь…

Иранский режиссер Мохсен Махмальбаф, давно живущий в Европе, приехал в Бусан с сыном Муасамом, чтобы представить их совместный труд – изумительной красоты фильм «Садовник». Снят он в Израиле, в Бахайских садах Хайфы. Показывая  пылающее цветение герани, необыкновенные растения, высаженные вдоль ослепительной белизны дорожек, за которыми ухаживают волонтеры со всего мира, вплоть до Папуа — Новой Гвинеи, постановщики речь ведут о смысле веры, повторяя, что не являются христианами, буддистами, мусульманами, бахаистами. Старший Махмальбаф называет себя агностиком-режиссером. Он рассуждает, а зритель наблюдает за зелеными попугаями на голых ветках экзотических деревьев, созерцая  райскую красоту на экране. Самое место для изысканий на тему религии. Отец и сын интервьюируют разных людей, пытаясь докопаться до сути волнующих их проблем. Махмальбафы заглядывают на иерусалимский базар, камера на миг православные атрибуты с надписью на русском языке «Маме», а потом вынесут зеркало, в котором найдут отражения сад и вода, прекрасный, безграничный мир, не знающий границ. Завершится картина признанием Мохсена в том, что он – христианин, буддист, мусульманин и бахаист. После показа он скажет, что верит в гуманизм, а принадлежность к той или иной ветви религии для него не так уж и важна. Собственно, это и есть генеральная линия фестиваля в Бусане, открытого всем ветрам, но никогда не забывающего о том, на каком континенте он находится.

Остается добавить, что лауреатами фестиваля в главной категории «Новые течения» стали картины «36» таиландского режиссера Навапола Тамронграттанарита и «Кайян» Марьям Наджафи (Ливан/Канада). Первая рассказывает о девушке, восстанавливающей в памяти год своей жизни после поломки жесткого диска, на котором хранились сделанные ею за это время фотографии. (Этому фильму, кстати, отдали предпочтение и кинокритики FIPRESCI.) Вторая — о женщине, которая пытается заново обрести себя после развода.

Выбор «За рубежом»

1 Садовник (реж. Мохсен и Муасам Махмальбафы)

2 Три сестры (реж. Ван Бин)

3 36 (реж. Навапол Тамронграттанарит)

4 Две свадьбы и одни похороны (реж. Ким Чжо Гван Су)

5 Холодное цветение (реж. Фунахаси Ацуси)

Текст: Светлана  Хохрякова