Не стреляй!

Не стреляй!

01.11.2012 16:10
3461
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Кампания за спасение барсуков, которая этой осенью развернулась в Британии, стала самой крупной в стране со времен дебатов об охоте на лис в 1990-х. Более 150 тысяч человек подписали петицию Брайана Мэя с требованием вынести вопрос массового истребления барсуков на обсуждение в парламенте.

Но если большинство британцев заинтересовалось этим вопросом только недавно, то для британских фермеров, как выяснилось, он стоял остро уже долгое время. Несмотря на свою внешнюю привлекательность и кажущуюся безобидность, барсуки по осени заражают туберкулезом крупный рогатый скот. Коров приходится беспощадно забивать, что ведет к гигантским убыткам фермеров, и без того вырождающимся как вид из-за кризиса и неспособности конкурировать с большими супермаркетами. Статистика такова: если в 1986 году британскому департаменту окружающей среды и сельского хозяйства было известно о 235 случаях заражения туберкулезом скота, то в 2010 – о 28 541.

Масштабы проблемы оказались настолько велики, что правительство приняло решение выдавать фермерам лицензии на отстрел барсуков в близлежащих лесах. В частности, В графстве Глостершир на территории 300 кв. км уже приговорены к смерти 70% барсучьей популяции. Но если на бумаге фраза «разрешить сокращение численности барсуков» выглядит не так страшно, то на деле, по мнению Брайана Мэя, в Глостершире происходит не что иное, как геноцид. Гитарист Queen настаивает на том, что отстрел – мера не только безобразно жестокая, но еще и бессмысленная. Ученые, на которых ссылаются господин Мэй и другие участники возглавляемой им кампании, утверждают, что проблему туберкулеза она не решит: больные барсуки кашляют в своих норках, а под пули попадают совершенно здоровые и безобидные животные.

Научный советник правительства лорд Кербс, который занимался вопросом распространения туберкулеза среди животных на протяжении восьми лет, назвал решение об отстреле безумным. Результаты его исследования показали, что если отстрел проводить регулярно в течение четырех лет, убивая 70% барсуков на территории 150 кв. км, то уровень заболеваемости туберкулезом у скота снизится на 16%. Если же отстреливать менее 70% барсуков, то этот самый уровень может не снизиться вообще.

Альтернативой отстрелу барсуков может быть их вакцинация, считают защитники животных, и несколько региональных природных фондов уже запустили соответствующий пятилетний проект. Однако поймать барсука и сделать ему индивидуальную прививку не так-то просто, и к этой затее многие относятся скептически. Что же касается вакцинации самого скота на фермах, то по законам ЕС это запрещено: из-за прививки становится очень трудно определить, болеет ли животное и можно ли людям употреблять в пищу его мясо.

Дебаты набирают обороты и вряд ли стихнут в ближайшее время. Королевское общество защиты животных призвало производителей молочных продуктов, не участвующих в отстреле, ставить на упаковке знак «барсуки не пострадали». Некоторые радикальные активисты, в свою очередь, начали публиковать в интернете контактные данные депутатов и фермеров (в адрес некоторых из них уже поступают письма с угрозами). Участники кампании также обещают патрулировать леса с собаками и оказывать физическое противодействие убийцам барсуков. Брайан Мэй, впрочем, подчеркивает, что он против насилия и надеется одержать победу над правительством мирными способами.

Текст: Анна Дородейко