Обама. Итоги

Обама. Итоги

01.11.2012 17:47
2699
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

 Для сравнения: Билл Клинтон и Джордж Буш-младший дали избирателям не более 300 обещаний каждый, притом что и тот и другой отработали на благо народа Америки по два срока. Неудивительно, что во время нынешней президентской гонки отчет о реализации этих обещаний стал ключевой темой выступлений как Обамы, так и его соперника Митта Ромни.

Тональность второй президентской кампании Обамы заметно отличалась от тональности первой: никакого оптимистичного «Yes we can!», никаких амбициозных планов; все строилось на перечислении достигнутого: предотвращение Великой депрессии, спасение автомобильной промышленности, реформа здравоохранения, отмена дискриминирующего геев в армии правила «Don’t ask, don’t tell» (начальство не пытается выяснить сексуальную ориентацию подчиненных, а подчиненные в ответ ее не афишируют), вывод войск из Ирака, ликвидация Бен Ладена и так далее. Первая леди Мишель Обама, выступая в поддержку мужа, всякий раз подчеркивала: «Реальность такова, что настоящие перемены проистекают медленно. Никогда не бывает так, чтобы все сразу». Сам действующий президент неоднократно намекал, мол, сделано достаточно, но еще больше сделать предстоит. «Я собираюсь работать больше, чем в 2008 году. И если вы готовы присоединиться ко мне, то нам нужны еще четыре года, чтобы иметь возможность закончить то, что мы начали».

Республиканец Митт Ромни, в свою очередь, основной мишенью для критики выбрал самые громкие из провалившихся обещаний конкурента: «Президент Обама обещал замедлить глобальное потепление и исцелить планету, — язвил Ромни на съезде Республиканской партии. – Я же обещаю помощь вам и вашим семьям». Ромни, по его признанию, конечно, понимает, почему обамовские «надежды и перемены» были так заманчивы, однако «что-то не так с тем, как он справлялся со своей работой, если лучше всего вы чувствовали себя в тот день, когда голосовали за него».

Обама уверял журналистов, что держит список предвыборных обещаний у себя в кармане: в интервью журналу Rolling Stone прошлой осенью он сообщил о выполнении 70% обязательств. Наблюдатели считают, что не все так однозначно: по данным сайта Politfact.com, на протяжении всего президентства отслеживавшего деятельность Обамы с помощью специального «Обаметра», из 510 обещаний выполнены 192 пункта, провалены 86, 107 находятся в работе, 76 закончились компромиссом, а 45 застряли где-то в пути.

Ирак, «перезагрузка», Гуантанамо

Лучше всего президент Обама справился с задачами в области внешней политики и национальной безопасности – здесь как эксперты, так и простые американцы ставят ему твердую «четверку». В 2008 г. Обама, последовательно придерживаясь антивоенной риторики, сделал войну в Ираке ключевой темой своей президентской кампании, что, безусловно, помогло ему обойти «ястреба» Маккейна. «К 31 августа 2010 года наша военная миссия в Ираке будет закончена», — заявил Обама в начале своего президентства и слово сдержал: к этой дате основные американские военные части были выведены из Ирака. А в декабре 2011 на военной базе Форт-Брэгг в Северной Каролине он торжественно объявил об окончании военных действий. Формально обещание действительно выполнено, ситуация же в послевоенном Ираке, в котором теракты стали обыденностью и который постоянно балансирует на грани межрелигиозной гражданской войны, выносится за скобки – эту проблему, по мнению американцев, должны решать сами иракцы.

Согласно еще одному пункту предвыборной программы, президент и руководство Пентагона в январе 2012 года представили новую оборонную стратегию для военных сил меньшего размера и большей маневренности, что, по словам Обамы, поможет нации отразить возможные угрозы будущего, а также восстановит баланс между бюджетом на оборону и внутренними расходами. Многочисленные заявки на установку новых партнерских связей для устранения «угроз 21 века» (терроризм, распространение ядерного оружия, бедность, болезни и геноцид, изменение климата и пр.) тоже внесены экспертами в список фактически выполненных. Сюда входит соглашение с Россией по сокращению ядерных вооружений, подписанное в 2010 году, а также начало «перезагрузки», размещение самолетов-беспилотников в Пакистане, политический поворот в сторону стран Тихоокеанского региона.

Однако в Афганистане с «Аль-Каидой» и талибами покончить не удалось, и только 100 тыс. американских солдат вернулись домой к заявленному сроку — июлю 2011 года. По самым оптимистичным прогнозам военных экспертов, полный вывод войск возможен не раньше 2014 года. Также не увенчалось успехом намерение президента США «возобновить жесткую дипломатию, направленную на предотвращение получения Ираном ядерного оружия» и «обуздать агрессию России»: в сентябре Иран сообщил о том, что ядерный реактор в Бушере, построенный с помощью России, вышел на проектную мощность. Кроме того, в списке провалов числятся дипломатические усилия Обамы по разрешению израильско-палестинского конфликта.

Ну и самое главное, за что Обаме достается на каждой встрече с журналистами и либеральной общественностью – тюрьма для подозреваемых в терроризме на американской базе в заливе Гуантанамо. Подписав в январе 2009 года указ о ее закрытии и введя мораторий на начало новых процессов, Обама столкнулся с яростным сопротивлением со стороны конгрессменов-республиканцев. В итоге в марте 2011 года он был вынужден подписать распоряжение об окончании двухлетнего моратория, продолжая, правда, заявлять, что эта «труднодостижимая» цель — ликвидация тюрьмы на Кубе — остается для него и его администрации приоритетной. «Зато я смог запретить пытки, — как бы в оправдание своей неудачи с Гуантанамо заявил он в интервью Rolling Stone. — И убедился в том, что наши спецслужбы и наши военные работают, соблюдая весь набор принципов и правил и находятся в рамках традиций надлежащей правовой процедуры». Впрочем, этим дело и ограничилось: все дальнейшие попытки президента Обамы разобраться с «контртеррористическим досье» и опубликовать секретные инструкции по применению «специфических методов допроса» против террористов встретили отчаянное сопротивление оппонентов: за этим увидели попытку дискредитировать команду Джорджа Буша и развязать «охоту на ведьм».

В целом же, считает The Washington Post, внешнеполитическая стратегия Барака Обамы лучше всего характеризуется известной фразой покойного основателя National Review, консервативного журналиста Уильяма Ф. Бакли: «Стоять на пути истории и кричать «Остановитесь!».

ObamaCare или смерть

Прошлая президентская кампания пришлась на разгар финансового кризиса, поэтому не удивительно, что избиратели внимательнейшим образом следили за экономическими программами кандидатов. Среди громких обещаний Обамы – двойное сокращение дефицита бюджета и экспорта, снижение безработицы, перераспределение налоговых льгот в пользу создающих рабочие места внутри страны, помощь домовладельцам, пострадавшим от краха рынка недвижимости, снижение ипотечных ставок и так далее.

Позиционируя себя президентом «среднего класса», заботившимся прежде всего о простом избирателе, а не о крупных банках и компаниях, Обама подписал в 2010 г. закон Додда-Билла, предусматривающий самую серьезную реформу Уолл-стрит со времен Великой депрессии: она была призвана укрепить финансовую стабильность США и защитить налогоплательщиков и потребителей от недобросовестной практики банков.

Кроме того, Обама собирался сократить налоги для 95% работающих семей. Обещание было блестяще исполнено в 2009 году… и осталось никем незамеченным. New York Times и CBS News совместно провели опрос, показавший, что лишь один из 10 респондентов знал про снижение налогов, половина опрошенных считали, что налоги остались прежними, а треть вообще заявили, что их налоги выросли. Объяснялось это просто: поняв, что люди предпочитают экономить, а не тратить налоговые возвраты, администрация Обамы поменяла тактику: налоговые возвраты стали поступать чаще, но маленькими порциями, с тем, чтобы люди легче с ними расставались, совершая покупки и стимулируя тем самым быстрое обращение денег в экономике. В одном из интервью президент сетовал, что подобная тактика была экономически верной, но политически проигрышной — люди в итоге решили, что налоги им подняли, а не сократили.

Обама сдержал обещание ввести налоговые льготы и льготное кредитование для малого бизнеса и предприятий, создающих высокооплачиваемые и высокотехнологичные рабочие места: в 2010 году был принят Закон о поддержке малого бизнеса. Он также попытался предоставить налоговые стимулы компаниям, создающим рабочие места внутри страны, с одновременной отменой их для компаний, вывозящих производство за границу, однако последнее предложение было заблокировано в сенате.

Один из самых запоминающихся популистских пунктов предвыборной программы Обамы — введение чрезвычайного налога на прибыль нефтяных компаний для финансирования вычетов (до $1000 для каждой семьи). «Я заставлю нефтяные компании, такие как Exxon, платить налог на свердоход, и мы используем эти деньги, чтобы помочь семьям платить за стремительно дорожающую электроэнергию», — обещал Обама в 2008 году. Однако буквально сразу после инаугурации цены на газ упали, и президенту пришлось отказаться от этой идеи.

Обаме также не удалось реализовать еще один важный пункт программы, на котором он строил свои дебаты с республиканцами: отменить введенный при Буше-младшем временный режим льготного налогообложения для самых богатых американцев (при доходе свыше 250 тыс. в год на семью или 200 тыс. на одного человека). Ему пришлось пойти на компромисс с республиканцами и продлить запрет на прогрессивное налогообложение еще на два года. Этот шаг стал неожиданностью даже для его соратников-демократов. Обама, пытаясь сохранить лицо, заявил тогда, что его план все равно бы не пережил встречу с республиканским большинством в конгрессе, а так он хоть что-то получил взамен.

Отдельным пунктом идут обещания Обамы в области энергетической политики: накопление газовых резервов, инвестиции в экологически чистую угольную технологию, поиск способа безопасного использования атомной энергии. Все это, по мнению экспертов, было выполнено: увеличены газопроводы Аляски, стимулированы инвестиции в угольные технологии, активизированы проверки безопасности атомных станций внутри страны. Кроме того, США много вложили денег в международные проекты по улучшению безопасности атомной энергии. А вот обещание «ради нашей экономики, нашей безопасности и будущего нашей планеты» через 10 лет положить конец зависимости США от нефти стран Ближнего Востока перешло в разряд риторических: этим летом Wall Street Journal написала, что, согласно данным аналитиков, США, конечно, встали на путь избавления от нефтяной зависимости, но цель эта вряд ли будет достигнута раньше 2035 года.

Намного удачнее обстоят дела с планами в области образования. Например, пообещав вложить средства в образование детей младшего возраста, Обама инвестировал миллиарды в две федеральные программы, которые помогают готовить к школе малышей в возрасте до 5 лет из малообеспеченных семей.

И, наконец, самый главный внутриполитический «подвиг» президента за весь четырехлетний срок – реформа в области медицинского страхования, так называемая ObamaCare (этот термин, придуманный республиканцами, прижился и в конце концов стал нравиться и самому Обаме). Закон, предусматривающий новую систему медицинского страхования, был одобрен в 2010 году демократическим (тогда еще) большинством в конгрессе, в 2012 году его попытались оспорить в Верховном суде, но тот неожиданно встал на сторону президента, признав антиконституционными лишь некоторые элементы закона. У реформы несколько пунктов, главный из которых заключается в том, что все граждане США должны будут иметь медицинскую страховку: с 2014 года она станет такой же обязательной, как, например, автомобильная, а тех, кто откажется ее приобрести, ждет штраф. Последнее обстоятельство вызвало шквал критики со стороны республиканцев, увидевших в этом нарушение конституционных прав граждан, в частности права распоряжаться собственным здоровьем («А что будет, если государство решит обязать американцев покупать брокколи – это ведь так полезно?»). Конкуренция со стороны государственных страховых компаний, по мнению разработчиков реформы, заставит частные компании снизить цены. Кроме того, страховые компании будут обязаны увеличивать расходы на лечение, и им будет строжайше запрещено дискриминировать уже заболевших людей: за отказ или повышение цены на страховку компания будет наказана. Если верить социологам, эта реформа едва не превратила Обаму в политический труп: не так давно ею были недовольны более двух третей американцев. Однако постепенно общественное мнение стало меняться в пользу ObamaCare, и даже Митт Ромни, прежде категорично заявлявший о необходимости отмены закона, неожиданно высказался в защиту его основных пунктов.

По поводу эффективности реформы здравоохранения можно спорить, а вот объем внешнего долга США, при Обаме превысивший $15 трлн (более 100% ВВП страны) – аргумент, в общем-то, убийственный. Дело в том, что четыре года назад президент обещал сократить его вдвое, а вместо этого, так сложилось, вдвое увеличил. Впрочем, подавляющее большинство рядовых избирателей эти цифры волнуют лишь масштабом – видимого влияния на повседневную жизнь триллионы госдолга не оказывают. Куда больше простых американцев интересует уровень безработицы. И здесь ситуация неоднозначная. По данным Бюро трудовой статистики США, в январе 2009 года, когда Барак Обама приступил к исполнению обязанностей президента, уровень безработицы составлял 7,8%. В сентябре 2012-го, за два месяца до выборов, он, как ни странно, был все тем же — 7,8%. Ни роста, ни снижения. Но если взглянуть на то, что происходило с этим показателем в течение всего президентского срока, можно заметить, что уже в октябре 2009-го доля безработных превысила немыслимую для Америки последних 30 лет 10-процентную отметку. Выходит, что следующие три года администрация Обамы как раз и потратила на то, чтобы откатиться обратно, к «уровню Буша». Действующий президент без устали напоминает всем, что ему вместе со страной довелось пережить величайший экономический кризис со времен Великой депрессии. Так оно и есть, однако постоянные ссылки на кризис как на причину всех бед уже порядком утомили избирателя, что и продемонстрировали первые дебаты с Ромни, которые Обама с треском проиграл.

Шестого ноября станет ясно, как относятся американцы к человеку, обещавшему четыре года назад не только «надежды и перемены», но и конкретные меры по улучшению жизни американцев. Возможно, Барак Обама получит кредит доверия еще на четыре года, и тогда у него появится дополнительное время, чтобы довести свой список обещаний до конца: закрыть тюрьму Гунтанамо, провести иммиграционную реформу и реформу профсоюзов, узаконить гомосексуальные браки, легализовать медицинскую марихуану и так далее, то есть реализовать весь свой список обещаний, который за этот год пополнился новыми. Впрочем, невыполнение этих обещаний Обаме (если, конечно, его изберут) точно ничем не грозит: бороться за третий срок ему в любом случае не придется.

Текст: Ирина Косалс