Мафия и жизнь

Мафия и жизнь

01.07.2013 14:46
3336
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

На скамье подсудимых — как боссы мафии, так и видные государственные деятели, в том числе бывший сенатор Марчелло Дель Утри и бывший министр внутренних дел Никола Манчино. Среди 178 свидетелей по делу, перечисленных прокуратурой, значатся сам президент республики Джорджо Наполитано, запись телефонного разговора которого с Манчино попала в прослушку, а также спикер сената и бывший государственный прокурор по делам мафии Пьетро Грассо. Обвинение намерено доказать, что около 20 лет тому назад для того, чтобы положить конец открытой конфронтации и терактам, государство заключило с мафией тайную сделку, пойдя на ряд серьезных уступок.

Со времен 80-х и начала 90-х с их громкими заказными убийствами в Италии продолжается относительное затишье. Мафия ушла в тень, но железной хватки не ослабила и превратилась в теневой институт параллельной власти. О том, как эта власть функционирует в наше время, можно узнать, к примеру, из бестселлера «Гоморра» Роберто Савиано и его новой кокаиновой саги «Ноль, ноль, ноль» (в Италии мука из мягких сортов пшеницы обозначается как «00»; «000» — авторский эвфемизм для кокаина). Сам Савиано, кстати, живет под постоянной охраной, приставленной к нему МВД Италии — неаполитанским мафиози обличающая их «Гоморра» очень не понравилась.

Современная мафиозная палитра Италии представлена старейшей сицилийской «коза ностра» с ее псевдорыцарским кодексом чести, неаполитанской каморрой, калабрийской ндрангетой и возникшей в начале 80-х в регионе Апулия Sacra Corona Unita («Союз священной короны»). Интересы всех четырех организаций простираются далеко за пределы родных южных регионов и затрагивают не только богатый промышленный север Италии, но и страны Европы и Америки. Сферы деятельности, в которых так или иначе участвуют мафиозные группировки, устанешь перечислять: контрабанда наркотиков и оружия, нелегальная продажа алкоголя и сигарет, игорный и строительный бизнес, продовольственный сектор, рэкет, проституция, отмывание денег, нелегальная иммиграция, утилизация отходов, финансовые махинации с государственными программами и инвестициями, предназначенными для развития отсталой экономики юга страны… По оценкам экспертов, совокупный капитал итальянской мафии составляет до 65 млрд евро.

Итальянцы следят за процессом с большим интересом. Сам факт того, что на скамье подсудимых оказались высокопоставленные государственные чиновники, возвращает людям веру в то, что в обществе еще есть люди, которым небезразличны правда и справедливость. Впрочем, мало кто думает, что одно судебное разбирательство, пусть и такое громкое, как нынешнее, может радикально изменить положение вещей. «Покончить с мафией, которую за все время ее существования удалось ненадолго придушить лишь Муссолини, можно только радикальными мерами со стороны государства и изменением менталитета общества. Ведь мафия — это не только они, это и мы, подчиняющиеся ее правилам в силу жизненных обстоятельств, осознанного выбора, трусости или корысти», — говорит отец моей подруги, оставной военный.

К сожалению, перспективы процесса пока туманны. Скептики вспоминают печальную для правосудия историю Джулио Андреотти. В 2002 году патриарх итальянской политики, неоднократно занимавший посты председателя совета министров, министра обороны и главы МИДа, был приговорен к 24 годам заключения за связи с мафией и причастность к организации убийства журналиста. Но в тюрьму он так и не сел: адвокаты экс-премьера успешно выступили в апелляционном суде, и приговор был отменен. В мае этого года 94-летний Вельзевул (прозвище Андреотти, данное ему политическими противниками) умер в своей постели.

Текст: Ирина Будзивула