Замечательный был год

Замечательный был год

07.11.2013 01:40
3243
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Одним из них стала выставка в краеведческом музее маленькой голландской деревеньки Фризенфейн, посвященная «русским голландцам». В далеком 1720 г. фризенфейнцы впервые отправились в Санкт-Петербург, чтобы разведать, есть ли там спрос на их товары. Убедившись в перспективности рынка, они надолго проложили туда дорогу: начали открывать «торговые точки», а потом и целые фирмы для продажи текстиля, табака, кофе, цветочных луковиц и многого другого. Именно благодаря купцам из Фризенфейна петербуржцы смогли впервые попробовать какао. В далеком ХVIII веке, без интернета и телефонов, без курсов иностранных языков и факультетов международных экономических отношений голландцам и россиянам удавалось наладить взаимовыгодную торговлю. Почему же сейчас у политиков и дипломатов с обеих сторон возникают проблемы с сохранением давно сформировавшихся отношений? Поможет ли перекрестный год России-Нидерландов укрепить сотрудничество?

Об этом и о других аспектах российско-голландских связей я решила поговорить именно с посетителями выставки в Фризенфейне — если уж кто и приедет в эту удаленную от крупных городов деревушку с населением 13 тыс. человек, то только те голландцы, которые действительно интересуются Россией. А среди местных жителей, которые придут в музей, вполне могут оказаться потомки торговцев с Россией.

В солнечный октябрьский день я приезжаю во Фризенфейн и легко нахожу небольшое здание музея на центральной улице. В отдельном кабинете на первом этаже скучает в одиночестве смотритель Дирк Балласт (он же кассир и буфетчик). Спрашиваю, что он думает о последних событиях. Дирк расплывается в улыбке: «Так все же уже наладилось. Вчера наш премьер-министр позвонил Путину и сказал, что наш король все-таки приедет в Москву. Теперь все неприятности, наконец, забудутся».

Тут появилась и первая посетительница, Линеке, учительница английского языка из соседней деревеньки. Линеке пришла на выставку, потому что раньше преподавала в международной школе, где учились и русские дети. «Я думаю, проблемы были связаны с тем, что мы мало знаем друг о друге и, следовательно, додумываем то, что не понимаем. Вот например, у меня была русская коллега, учила детей из России их родному языку. Мне иногда казалось, что она их сильно ругает, но спросишь ребенка, за что он получил нагоняй, выясняется, что ему просто объясняли, как лучше добраться до Амстердама. Мы не понимали русского, и нам казалось, что она их отчитывает, а сами дети воспринимали ее интонацию как совершенно нормальную. Может, так и с Бородиным в Гааге было? Отношения портятся из-за недопонимания. Конечно, год сотрудничества – это здорово, но еще лучше – обмен школьниками и студентами. Они должны что-то вместе делать, тогда научаться слушать друг друга».

Линеке пошла в первый зал, а я осталась дожидаться следующих посетителей. Минут через пятнадцать в музей вошла пожилая пара: врач-ортопед на пенсии и бывшая медсестра. Оба из соседнего городка Альмело. Дирк – так зовут врача – знает русский язык и интересуется всем, что связано с Россией. «Я читаю и российскую, и голландскую прессу и думаю, что все проблемы в ней. Например, газеты в России написали, что ваш Онищенко запретит голландские тюльпаны, а официального подтверждения я так и не нашел. А продавцы тюльпанов и в Голландии, и в России запаниковали. Или вот случай с квартирной кражей у вашего дипломата в Голландии. Тут нет ничего особенного — в Голландии, по статистике, каждую минуту взламывают чью-то дверь. Не надо искать везде политический подтекст, и все будет в порядке». Все это Дирк сказал на чистом русском языке. Оказалось, в качестве хобби он получил второе высшее образование – переводчика. Как говорят голландцы, снимаю перед ним кепку (а не шляпу)! Уже на голландском я спросила его жену про перекрестный год России-Нидерландов. «Концерты были хорошие, но у нас российские музыканты и так в почете. А для взаимопонимания надо вместе работать, а не симфонии слушать. Вот к нам в больницу пришел работать русский врач. Он нам сначала все время приказы отдавал, а мы к такому не привыкли — наши врачи с нами советуются. Прошло несколько месяцев, пока мы друг к другу привыкли. Он оказался хорошим специалистом, и его стали уважать. А поначалу все хотели, чтобы его уволили. Я теперь понимаю, что русские часто командуют, если переживают за результат».

Чтобы не стоять без дела в ожидании следующих посетителей, я достала смартфон и прочитала последние новости и комментарии голландцев к ним. Примерно треть считает, что Нидерланды не должны идти на уступки Москве, а большинство – что к России надо относиться как к клиенту и вести себя соответственно. «Хотите продавать русским молочные продукты и цветы – проявляйте уважение», — написал Ян. Наверное, это и есть тот самый потомок успешных торговцев из Фризенфейна, которых мне так и не удалось дождаться. Но ничего, как сказал посол России в Нидерландах по голландскому телевидению: «У нас замечательный год был, и идет, и надеюсь, он продолжится… несмотря на те неприятные инциденты, с которыми мы столкнулись».

Текст: Анна Прийдак