Главное — никого не обидеть

Главное — никого не обидеть

28.02.2014 02:23
3355
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Принцип «всем или никому» в отношении валентинок показался мне забавным, но вполне объяснимым — так же, как и более ранняя просьба мисс О. не раздавать личные приглашения на день рождения в классе, а делать это после школы или вообще по электронной почте. Когда ты видишь, как на вечеринку приглашают Сэма, Люка, Финли, Оливера и Шейна, и, опустив глаза, проходят мимо тебя, это может быть ужасно обидно, даже если тебе уже давно не семь лет.

Я считаю правильным негласный запрет в канадской школе не принимать в коллективную игру кого-то одного потому, что он не так быстро бегает, плохо забивает голы, у него странный акцент или дурацкая стрижка. А еще мне нравится, что на праздничном концерте перед всей школой и родителями выступают не только дети, которые занимаются музыкой или танцами и могут блеснуть талантами, а все желающие. Конечно, играл оркестр из 15 юных скрипачей, впервые взявших скрипку за месяц до концерта, не так упоительно. И 30 блок-флейт безбожно фальшивили, и не все музыканты попадали в такт. Но зато в стороне не остался никто, выступавшие сорвали бурные аплодисменты, и родители, учителя и, главное, сами дети были счастливы.

Никаких конфликтов, обид и как можно меньше публичной критики. В Канаде внимательно относятся к тому, чтобы все находились в равных условиях, чтобы никто не чувствовал себя обиженным, обделенным и недооцененным.

В школе не ставят оценок (дети приносят отчеты дважды в год в запечатанном конверте), публично не оценивают и не сравнивают – ни работу, ни, боже упаси, самих учеников. Практика зачитывания оценок по списку перед всем классом/аудиторией/коллегами здесь совершенно недопустима. Это не значит, что школа не следит за успеваемостью ученика, а родители не в курсе происходящего, просто это делается в максимально щадящей форме. И это хорошо. Хотя порой доходит до курьезов.

Знакомый университетский профессор, первый год преподающий в канадском университете, сам того не желая, нанес психологическую травму студентке, сказав при всей аудитории, что она сделала очень хорошую работу. Профессор искренне считал, что сделал комплимент (вполне заслуженный), студентка же восприняла это как критику: буквально за 10 минут до этого ее сокурснику сказали, что его работа отличная, а ведь это на ступеньку выше, чем «очень хорошо».

Так в Канаде с детского сада создается комфортная атмосфера, где нет проигравших и неудачников, где все имеют шанс выступить и сорвать аплодисменты и где у каждого в кармане двадцать валентинок с признанием в любви и дружбе. Канадцы вежливы и неконфликтны — этому их учат в школе, и этим они славятся на весь мир. Это не отменяет наличия жесткой конкуренции во всех сферах, но одновременно создаются своего рода компенсаторы, которые позволяют максимально сгладить ее негативный эффект.

Недавно случился скандал городского масштаба. Вернее, скандала-то как раз не случилось – все закончилось мирно. Президент и исполнительный директор Toronto Community Housing (корпорация, управляющая муниципальным социальным жильем) Джин Джонс – ставленник скандально известного теперь на весь мир мэра Торонто Роба Форда – за полтора года практически развалил вверенное ему хозяйство. В докладе комиссии сдержанно говорилось о «недостойном поведении» и «не осуществленном должным образом управлении». Однако вместо того, чтобы уволить плохого менеджера, ему сохранили должность, зарплату в $250 тыс. в год (попридержав, правда, бонус), приставили финансируемого из госбюджета наставника-тренера, а также решили отправить его «обратно в школу» — проходить университетскую программу Executive Leadership, за которую, естественно, тоже заплатят налогоплательщики. В решении совета говорится, что г-ну Джонсу таким образом предоставляется возможность восстановить свою репутацию. И в самом деле, зачем человека расстраивать?

Текст: Ирина Косалс