Мистер Р. наносит ответный удар

Мистер Р. наносит ответный удар

03.03.2014 02:07
2925
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Чтобы мистер Р. мог построить свой дом, проект должен одобрить местный совет, который, к счастью, пока принимал во внимание все наши возражения. Мы с соседями не хотим жить в тени громоздкой новостройки, не хотим проблем с ветхой канализацией, которая и наши-то домики еле выдерживает, а если, не дай бог, в новом доме случится пожар, не хотим сгореть вместе с ним только потому, что пожарные автомобили не смогут к нам всем подобраться…

Вся наша улица – это маленькие двухэтажные дома на одну семью, часть которых соединены общими стенами в так называемые «террасы». В основном они были построены в 18 и 19 веке, хотя через дорогу от нас есть и такие здания, первые жильцы которых могли ходить на пьесы Шекспира еще при жизни последнего. За нашими домами – узкие полоски садов, а за садами – злосчастный небольшой пустырь, который оказался в руках мистера Р.

Свои возражения мы оставляли на сайте местного совета, и их оказалось достаточно, чтобы дело Р. передали на рассмотрение комитета по планированию.

Комитет состоит из избранных добровольцев, которые встречаются раз в месяц, обсуждают все спорные проекты и выносят вердикт: можно строить или нельзя. Вердикт можно оспорить только в суде. На совещании могут с трехминутными речами выступить как сам автор проекта, так и представитель оппозиции. Все сочувствующие собираются послушать – для них отведены места в стороне. На встрече присутствует также специалист по планированию из местного совета, который занимался проектом. Он может дать рекомендации членам комитетам, но они не обязаны к ним прислушиваться…

Пока мы ждали своей очереди, были рассмотрены дело фермера, желавшего разместить у себя в поле солнечные батареи, а также случай с домом престарелых, директор которого в рамках ремонтных работ просил об увеличении высоты фасада на 14 см.

«Моя земля огорожена трехметровой живой изгородью, и солнечные батареи не нарушат ни для кого вид», — настаивал фермер. Но избранные добровольцы – средний возраст которых составлял примерно 75 лет — не были впечатлены. «А что если мимо изгороди проедет человек на лошади?» — сказал один. «И вообще, весь этот ажиотаж вокруг солнечной энергии преувеличен. Я читал, что скоро на Земле истощатся запасы еды, поэтому будет намного лучше, если этот фермер начнет разводить у себя на земле овец», — сказал другой. Проект отклонили.

«Так, следующий! Увеличить фасад на 14 метров? Это, мне кажется, как-то очень много! А, 14 сантиметров… Надо подкрутить слуховой аппарат». Этот проект тоже отклонили.

Специалисты по планированию делали глубокие вдохи, а на авторов проектов было жалко смотреть. И только мистер Р. был, как всегда, спокоен и высокомерен. Он выступил коротко, сказав, что верит в каждое слово в своем плане, и сел на место. Наш представитель уложился в три минуты, перечислив все наши возражения, и тоже сел. Старейшины не могли сойтись во мнении — один из них заявил, что бывал в наших краях и, учитывая, что пустырь находится на возвышении по сравнению с нашими домами, любая хижина, построенная на нем, действительно будет казаться замком. В результате было принято решение совершить совместный выезд на место действия и увидеть картину из наших окон и садов. Пока этот промежуточный вердикт оглашался, мистер Р., до этого момента не сомневавшийся в своей окончательной победе, вдруг потерял самообладание, вскакивал со стула и называл нас лжецами. Старейшин это раздражало, они энергично пресекали его выпады и сажали, на место, как школьника.

Когда к нам на улицу приехал микроавтобус с деловыми старичками, со стороны это было похоже скорее на льготную экскурсию по историческому Фавершаму, а не на судьбоносное мероприятие для всех для нас. День был будний, многие были на работе, но кое-кто из соседей остался, чтобы еще раз представить наши возражения и показать наглядно, что мы имеем в виду. Мистер Р. снова был резок и даже отказался фотографироваться для местной газеты, которая прислала репортера. Через несколько недель мы все получили письма о том, что план был отклонен и, более того, строительство любого жилого дома на злополучном пустыре признано невозможным. Нужно ли говорить, что по такому поводу соседи собрались отметить победу в пабе и потом еще долго обсуждали подробности пережитого.

Не так давно мы снова получили по письму – неутомимый мистер Р. подал апелляцию в суд, и нам снова предложили прислать свои возражения против строительства дома. Что делать — мы снова выложили их на сайт и ждем. На этот раз все серьезно: если мистер Р. проиграет, ему придется оплатить судебные издержки — как свои, так и местного совета, против которого он выступает. А если выиграет, то через какое-то время у нас на задворках начнут мешать бетон и класть фундамент. Если, конечно, рабочие со всей своей техникой сумеют туда протиснуться…

Текст: Анна Дородейко