Куда катится бочонок нефти…

Куда катится бочонок нефти…

06.11.2014 02:49
3268
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Нефть, как известно, товар волатильный: его цена меняется быстро и зачастую непредсказуемо. Пока пишутся эти строки, она тоже может поменяться. Поэтому не будем зацикливаться на конкретных цифрах, а зафиксируем тенденцию: с начала осени баррель заметно подешевел, опустившись на мировых биржах со $100−110 до $80-90. Подобное «проседание» нефтяной цены породило множество комментариев специалистов — один страшнее другого — на тему о том, что в самом ближайшем будущем стоимость баррель опустится до $60, после чего одна за другой начнут «схлопываться» экономики нефтедобывающих стран, включая российскую.

Спорить с такого рода прогнозами очень трудно — именно в силу того, что цена нефти не поддается точному прогнозированию. Не случайно любимая шутка аналитиков ТЭК звучит следующим образом: «Хочешь быстро испортить репутацию — начни предсказывать цены на нефть». Тем не менее попробуем проанализировать то, что происходит сейчас на рынке нефти, с тем чтобы оценить: стоит ли и в самом деле ожидать катастрофы в экономике.

Предложение превышает спрос

Эксперты называют сразу несколько причин нынешнего падения нефтяных цен. Самая главная и фундаментальная из них заключается в том, что рынок нефти переполнен. «Если в прошлом десятилетии подъем на нефтяном рынке объяснялся быстрым ростом спроса и нехваткой предложения, теперь эти факторы поменялись местами», — считают аналитики Citi. Сейчас, по их оценке, предложение сырой нефти превышает спрос в мире на 0,4 млн баррелей в день, нефтепродуктов — чуть меньше.

Избыток нефти в мире образовался во многом из-за безостановочного роста добычи в США — с 2012 года прибавка составила более 3 млн баррелей в день. Рывком этим Америка обязана, главным образом, сланцевой революции. По расчетам Международного энергетического агентства, к концу нынешней осени Соединенные Штаты должны выйти на первое место в мире по добыче нефти и газоконденсатных жидкостей; уже в июле США сравнялись по этому показателю с прежним мировым лидером, Саудовской Аравией — 11,5 млн баррелей. По оценке Citi, производство жидких энергоресурсов (сырая нефть, газоконденсатные жидкости, биотопливо) в США достигнет в 2015 году 15 млн баррелей в день. Но по мере роста «сланцевой» добычи в США спрос на традиционную нефть со стороны крупнейшей экономики мира также падает. К этому стоит добавить, что и в европейской экономике нынче наблюдается нулевой рост — а стало быть, и Старому Свету дополнительные нефтяные поставки ни к чему.

Положение экспортеров нефти с Ближнего Востока, из Африки и Латинской Америки осложнила и Канада — она резко нарастила закупки нефти в США: теперь это 71% всего ее импорта, а в июле прошлого года было 14%. Летом несколько африканских танкеров не могли найти покупателей, пришлось продать нефть азиатским НПЗ со скидкой.

Другие причины переполнения рынка — рост добычи в Ливии с 200 тыс. баррелей в день весной до уровня выше 900 тыс. баррелей к концу сентября. Прекратилось сокращение добычи в Северном море — новые проекты уже компенсируют падение на старых месторождениях, замечают аналитики Morgan Stanley. По оценке Wood Mackenzie, добыча нефти и газа Великобританией вырастет с 1,43 млн баррелей нефтяного эквивалента в день в 2014 году до 1,46 млн в 2018-м.

На фоне всплеска добычи спрос на «черное золото» в мире падает. Во многом это связано с замедлением темпов экономического роста в Китае. Он, согласно последним статистическим данным, балансирует вокруг крайне низкой для себя отметки в 7%; темпы промышленного производства в стране упали еще ниже. Между тем в последние годы именно бурно развивающийся Китай выступал главным стимулятором спроса на мировом энергетическом рынке. Теперь же по мере торможения китайской экономики будет падать и мировой спрос на нефть.На это накладывается политический фактор. Так называемое «Исламское государство» (ИГ) получает существенную часть средств от продажи нефти на черном рынке. Многие страны региона, тоже живущие продажей энергетического сырья, объединились в союз с США, чтобы сдержать агрессора. Есть подозрение, что они рассматривают снижение нефтяных цен как один из способов ослабить противника.

Более того, некоторые даже напрямую призывают к подобному шагу. Скажем, аналитики «Бэнк оф Америка Мэррил Линч» в сентябре советовали Саудовской Аравии снизить цены на нефть до $85 за баррель. Подобное падение нефтяных цен, по мнению экспертов банка, должно было ударить не только по России и Ирану, но и по террористам из ИГ, захватившим значительные территории Ирака и Сирии. «Бэнк оф Америка Мэррил Линч» в своем анализе ссылается на знаменитый прецедент середины 1980-х — начала 1990-х гг., когда сотрудничество Вашингтона и Эр-Рияда привело к резкому снижению цен на нефть, падению экспортной выручки Советского Союза, а затем и вовсе распаду СССР. В то же время сама Саудовская Аравия от такого снижения не слишком пострадает, поскольку ее бюджет при $85 за баррель, по расчетам американских экспертов, останется бездефицитным.

Впрочем, если уж говорить о конспирологических версиях, объясняющих снижение цены нефти, то в ходу также предположение, что Саудовская Аравия «роняет» баррель для того, чтобы насолить вовсе не России, а, в первую очередь, США. Ведь дешевая традиционная нефть может полностью задавить «сланцевую» добычу, себестоимость которой в Америке составляет $80 за баррель.Как бы то ни было, в середине октября котировки нефти марки Brent опустились до $83.

Путь наверх

На первый взгляд, все перечисленные факторы способны и дальше толкать цену барреля вниз. Невольно вспоминается хронология кризисного 2008 года: в январе цена барреля впервые в истории превысила рубеж в $100, в начале лета добралась до рекордной отметки в $147. Ведущие мировые аналитические центры пестрели прогнозами о том, что вот-вот будет взят рубеж в $200. А потом случился глобальный финансовый кризис, и к концу года цена нефти рухнула до $35 за баррель.

Но сейчас не все так просто. Все-таки никакого глобального кризиса за окном не наблюдается. И на каждый негативный фактор, работающий на снижение цены нефти, находится позитивный, способный подтолкнуть ее вверх. Так, авторитетный международный инвестор Марк Мобиус, управляющий группой фондов «Темплтон эмерджин маркетс», уверен, что спрос на нефть в большинстве развивающихся стран, включая Китай и Индию, все-таки растет — если брать в расчет не сиюминутные результаты, а значимый по времени период. Соответственно, и спрос на мировом рынке нефти может восстановиться.

К тому же ОПЕК — картель стран-экспортеров нефти, контролирующий 40% мировой добычи — вряд ли просто так смирится с удешевлением нефти, даже во имя победы американцев над их геополитическими противниками. Нынешний мир в политическом плане далек от биполярной конструкции 1970-х годов, и у арабских шейхов в этом мире свои, отнюдь не линейные интересы.Что же касается экономических резонов, то, как известно, бюджеты не только России, но и многих других (прежде всего, ближневосточных) стран, экспортирующих нефть, сверстаны из расчета цены барреля в $100 или около того, и никто из них не заинтересован в длительном и резком падении цены на нефть. Во всяком случае, глава ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри не исключает возвращение котировок на уровень выше $100 уже в нынешнем году. Исходя из этого, вполне возможно, что на своем ноябрьском саммите страны ОПЕК благополучно договорятся о сокращении объемов добычи, дабы вернуть рынку баланс спроса и предложения.

Что же касается угрозы мировой экспансии американской сланцевой нефти, то ее не стоит переоценивать. Во-первых, по мнению аналитиков ТЭК, какие-то существенные объемы сланцевой нефти на рынке могут появиться только в достаточно отдаленной перспективе. В ближайшие же лет пять стоит ждать лишь небольших объемов, которые могут воздействовать не столько на рынок, сколько на настроения игроков. Но их настроения — категория переменчивая: не факт, что «медвежий» тренд на биржах надолго взял верх над «бычьим».Вряд ли понижение цен на нефть будет выбрано и главным методом борьбы с ИГ — события в регионе разворачиваются совсем по другому, силовому, сценарию. А опыт последних лет показал, что любое развертывание военных действий в нефтеносных районах приводит, скорее, к повышению цены на нефть, нежели к ее снижению.Как ни странно, росту нефтяных котировок могут поспособствовать даже санкции США и Евросоюза в отношении России. Во всяком случае, на это намекал Тони Хейворд, возглавлявший ранее концерн «Бритиш петролеум». По его мнению, возможное сокращение инвестиций в нефтяную индустрию России в долгосрочной перспективе может повредить поставкам на мировой рынок.

Российский интерес

Итак, вероятность того, что в ближайшей перспективе цена барреля останется на нынешнем уровне, а то и поднимется, ничуть не ниже вероятности того, что она покатится вниз.Но для чистоты анализа давайте все-таки допустим, что нефть еще подешевеет. Насколько это будет чувствительно для России? Безусловно, чувствительно. На долю топливно-энергетического сырья — собственно нефти, нефтепродуктов и товаров, стоимость которых зависит от цены на нефть — приходится практически три четверти российского экспорта ($350 млрд ежегодно), а поступления от нефтегазовой отрасли обеспечивают половину доходов федерального бюджета.Но не будем увлекаться апокалиптическими картинками — удешевление цены нефти вовсе не означает исчезновения из экономики вообще и федерального бюджета в частности нефтяных поступлений. Да, поток нефтедолларов может сократиться на 10-15%. Но это всего лишь неприятность, а отнюдь не катастрофа. Да и рано пока бить тревогу. Эксперты подсчитали: российский бюджет 2014 года сбалансирован исходя из среднегодовой цены $104 за баррель. Пока средняя цена с начала года держится как раз на этом уровне. Стало быть, кратковременные падение барреля еще не несет в себе серьезной угрозы бюджету. Реальные неприятности для него могут наступить в том случае, если цена на нефть не только упадет ниже $80 за баррель, но и задержится на этом уровне на долгие месяцы.

Более того, в распоряжении правительства есть, по крайней мере, два варианта ответа на эту угрозу.

Во-первых, Резервный фонд, объем которого составляет порядка 3,5 трлн рублей. По расчетам Минфина, даже при падении цены барреля до $80 этой «подушки безопасности» бюджету хватит на полтора-два года. Не такой уж и маленький срок: цены на нефть за это время еще не раз могут изменить вектор движения, в том числе и в выгодную для России сторону.

Во-вторых, власти могут ответить на гипотетическое падение цен на нефть очередной девальвацией рубля. Что они, кстати, уже продемонстрировали в сентябре-октябре. Экономисты подсчитали, что увеличение курса доллара на 1 руб. может принести российскому бюджету порядка 185 млрд руб. дополнительных доходов от нефтегазового экспорта. Конечно, со многих точек зрения слабеющая национальная валюта — это отнюдь не благо, но российский бюджет эта мера вполне способна надолго поддержать в устойчивом состоянии.

Текст: Дмитрий Докучаев