Жесткое смягчение

Жесткое смягчение

02.12.2014 23:00
3271
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Глава ФРС Джанет Йеллен обосновала решение финансового регулятора улучшением ситуации на рынке труда в США и снижением рисков инфляции. Одновременно ФРС сохранила базовую процентную ставку на рекордно низком уровне 0–0,25% годовых. Теперь накачкой своей экономики ликвидностью занялась снова скатывающаяся в рецессию Европа.

Счет на триллионы

По сути дела, речь идет о завершении крупнейшей за всю историю программы поддержки мировой экономики. Напомним, что само «количественное смягчение» (QE) было введено во время финансового кризиса в ноябре 2008 года. Дважды ФРС его приостанавливала, но спустя несколько месяцев была вынуждена возобновлять программу из-за продолжающихся кризисных явлений в американской экономике. Всего за время действия трех программ QE в экономику было эмитировано свыше $3 трлн.

«Количественное смягчение» – один из нетрадиционных инструментов монетарной политики, в рамках которого ФРС выкупала у банков долговые обязательства (бонды) ипотечных агентств и казначейские облигации США, вливая тем самым в финансовую систему определенный объем средств. Американский Центробанк тем самым изменял объем денег в экономике, одновременно регулируя доходность выкупаемых бумаг, снижая процентные ставки и делая кредиты для компаний дешевле. По сути, ФРС занимался последовательным увеличением ликвидности экономики, пресловутым «печатанием денег», которое должно было простимулировать ее последующий активный рост.

При этом надо учитывать, что доллар – это резервная валюта для всего мира. Соответственно, программа «количественного смягчения», хоть и была направлена в первую очередь на поддержку экономики США, по сути, обеспечивала ликвидностью всю мировую экономику, активно использующую доллары.

Подпорка для «пирамиды»

Если говорить о результатах QE, то большинство экспертов сходятся во мнении, что она себя оправдала. Задачи перед ней стояли масштабные: не только вывод из кризиса американской экономики, но также сохранение хрупкого равновесия мировой кредитной «пирамиды». Благодаря количественному смягчению в разгар кризиса удалось избежать массового банкротства корпораций и банков. А макроэкономические данные последних нескольких кварталов свидетельствуют о росте ВВП (свыше 3% два квартала подряд) и снижении безработицы в США (ее уровень упал с 8,1% до 5,9%). Впрочем, это не помешало ряду американских экономистов высказать опасения, что ФРС слишком рано приняла решение о полном сворачивании QE: мол, рост ВВП пока неустойчив, и экономика все еще нуждается в поддержке.

Конечно, «количественное смягчение» позволило освободить экономику от плохих долгов и подхлестнуло предпринимательскую активность, но не менее важную роль в выходе из рецессии сыграло снижение ставки рефинансирования, которую ФРС держит на нулевом уровне уже несколько лет. Сколько еще продлится и без того беспрецедентно долгий период «бесплатных» денег, пока неизвестно.

Плодами программы «количественного смягчения» воспользовались отнюдь не только Соединенные Штаты. На фоне постоянной накачки экономики долларами как на дрожжах росли развитые рынки, ведущие мировые фондовые индексы раз за разом обновляли исторические максимумы, а инвесторы не боялись вкладываться в развивающиеся рынки. России, правда, это не сильно помогло: с 2008 года отток капитала из страны не прекращался и по итогам 2014-го достигнет $110-120 млрд, а российские фондовые индексы в середине ноября находились на уровне кризисного 2009 года.

Сворачивание программы смягчения по последствиям для мировой экономики будет не слишком болезненным: частично оно уже было учтено рынками, так как о завершении QE ФРС предупреждала заранее. С начала года идет снижение темпов роста индексов на западных площадках, стало заметно охлаждение интереса инвесторов к развивающимся рынкам. Возможно, сворачиванием программы объясняется и последняя коррекция цен на товарных рынках, в том числе на нефть и золото.

Еще одно следствие завершения программы — сохранение, а может, даже и укрепление тенденции на сильный доллар. Выгоден сильный доллар, прежде всего, Китаю, который является обладателем крупнейших в мире долларовых резервов – около $4 трлн. Если бы Россия всерьез экспортировала что-то, кроме углеводородов, то, вероятно, сильный доллар помог бы и ее экономике. Пока же завершение программы «количественного смягчения» лишь усилило падение рубля, который c начала октября потерял четверть своей стоимости к доллару и евро.

Европа берет пример?

Между тем примерно через месяц после того, как Америка завершила свою операцию «количественного смягчения», ее решила провести Европа. Европейский центробанк объявил о том, что начинает скупку ценных бумаг еврозоны. Соответственно, речь идет о том, чтобы «впрыснуть» в экономику Старого Света живительный заряд свеженапечатанных евро.

Главной причиной начала очередного европейского QE эксперты называют тяжелое положение в экономике еврозоны. Нынешней осенью стало окончательно ясно, что экономические проблемы «поселились» отнюдь не только на юге Европы. Резкое замедление темпов роста наблюдается не только в уже начавшей привыкать к этому Франции, но и в главном «локомотиве» европейского развития – Германии. Традиционно неважны дела и у третьей экономики – итальянской. Словом, макроэкономические показатели свидетельствуют, что еврозона начала сползать в третью с момента начала мирового финансового кризиса рецессию.

Показательно, что главное беспокойство во Франкфурте, где находится штаб-квартира ЕЦБ, вызывает и низкая инфляция в еврозоне, составившая в октябре 0,4%, против рекомендованных ЕЦБ 2%. Она может привести к дефляции, главная опасность которой для экономики состоит в уменьшении расходов как домохозяйств, так и предприятий.

Кроме скупки облигаций, в ЕЦБ намерены применить еще две новые программы: покупку ценных бумаг, обеспеченных активами, а также выдачу кредитов европейским банкам по фиксированным процентным ставкам. Но основное внимание уделяется, конечно, покупке гособлигаций. По словам президента ЕЦБ Марио Драги, он готов «влить» в экономику еврозоны внушительную сумму – до триллиона евро. «В случае появления новых рисков и необходимости борьбы с ними в опасный период низкой инфляции Совет управляющих единодушно высказался за применение имеющихся в распоряжении банка финансовых инструментов», – заявил глава ЕЦБ, анонсируя программу QE по-европейски.

Кстати, далеко не все значимые персоны в европейских финансовых кругах поддержали программу «количественного смягчения». Главным ее оппонентом стал президент Бундесбанка Йенс Вайдман, которого поддержали представители банков Люксембурга, Австрии, Нидерландов и Эстонии. Главный формальный аргумент, который публично приводят противники «количественного смягчения» в Старом Свете, сводится к тому, что оно противоречит уставу ЕЦБ, в котором есть запрет на финансирование долгов правительств при помощи «печатного станка». Кроме того, согласно параметрам программы, ЕЦБ придется покупать гособлигации не только проблемных членов еврозоны, но и всех остальных. Получается, что главный банк Европы взваливает на себя не только проблемы европейских аутсайдеров, но и попутно помогает вполне благополучным странам ЕС, которые за его счет смогут довести дефициты собственных бюджетов до рекомендуемых Еврокомиссией показателей. Собственно, именно по этой причине представитель Бундесбанка и выступил против программы «количественного смягчения»: спасать тонущую Грецию немецкие налогоплательщики уже привыкли, но помогать, скажем, благополучной Великобритании желающих мало.

Впрочем, сторонников идеи европейского QE явно больше, чем противников. И среди них – глава американской ФРС Джанет Йеллен. «Когда базовые процентные ставки уже были близки к нулевому уровню, необходимость заставила центробанки пойти на такие нетрадиционные меры стимулирования экономики, как масштабный выкуп активов», — заявила Йеллен в ноябре на конференции, организованной в ноябре Банком Франции. По ее мнению, эти меры поддержали восстановление спроса на внутренних рынках и, как следствие, поспособствовали росту мировой экономики. При этом глава ФРС призвала центробанки сделать все, что в их силах, для поддержки слабых экономик и борьбы с низкой инфляцией.

Банки просят рублей

Любопытно, что минувшей осенью припасть к живительному источнику «количественного смягчения» пожелали и российские финансовые институты. Ассоциация российских банков предложила Центробанку начать в России собственную политику QE для того, чтобы преодолеть наметившиеся в стране экономические трудности, а главное – чтобы оживить сократившийся почти до нуля рост ВВП.

«Если для ЦБ РФ видится невозможным вариант снижения ключевой ставки ввиду повышенных инфляционных рисков, то достойна рассмотрения политика обеспечения экономики требуемыми ресурсами путем впрыска денежных средств ЦБ на рынок через расширение денежной базы Банка России (количественное смягчение)», — говорится в предложениях АРБ. По логике АРБ, введение в России количественного смягчения будет стимулировать экономический рост через выдачу банками кредитов реальному сектору. При этом разгона инфляции эксперты АРБ не боятся. «Инфляция на рост денежного предложения у нас не реагирует», — уверенно говорит глава АРБ Гарегин Тосунян.

Впрочем, независимые эксперты сомневаются в том, что предложенный АРБ рецепт, который показал свою эффективность на Западе, в российских условиях даст результат. Состояние российской финансовой системы во многом противоположно тому, что наблюдается в соседней Европе. Там ЕЦБ понижает ключевую ставку почти до нуля, а экономика страдает от дефляции. В России же регулятор поднял ставку до сверхсолидных 9,5%, а инфляция по итогам года может достичь и 10%. В этих условиях вводить в России QE — бессмысленная мера, считает главный экономист по России и СНГ «Ренессанс Капитал» Олег Кузьмин. По его словам, «при сохранении в России ключевой ставки на высоком уровне стоимость денег все равно останется высокой, а спрос на кредиты – ограниченным».

А по мнению главного экономиста БКС Владимира Тихомирова, в условиях разгоняющейся инфляции и давления на рубль, когда большая часть ликвидности идет на валютный рынок, политика «количественного смягчения» в краткосрочной перспективе приведет к обвалу курса рубля. Если учесть, что один обвал рубля нынешней осенью уже состоялся без всякого QE, вряд ли денежные власти захотят вновь провоцировать подобную ситуацию своими собственными руками.

Текст: Дмитрий Докучаев