Точка роста

Точка роста

02.09.2010 17:05
3076
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Когда-то, более тысячи лет назад, империя Камбуджадеша не уступала по политической и экономической силе ни Сиаму, ни Китаю, активно воевала со всеми соседями и занимала территорию в два-три раза больше современной. Во второй половине позапрошлого века страна перешла под протекцию Франции, последовали годы классического колониального режима; наконец, Вторая мировая война привела в страну агрессивных союзников – тайцев и японцев. Изрядно потрепанной Камбодже удалось обрести независимость лишь в 1953 году. Тогда же страна снова стала монархической. А ровно пятьдесят лет назад здесь разгорелась братоубийственная война, которая в конце концов привела к власти “красных кхмеров” во главе с исчадием ада по имени Пол Пот. Попытка реализации “аграрного социализма” в отдельно взятом государстве привела к тотальному голоду. Города фактически вымерли – всех жителей выгнали в села, и без того с трудом перебивавшиеся с рисовой шелухи на банановую кожуру. Полпотовщина, одна из чудовищных диктатур XX века, стоила стране жизней миллионов граждан.

Как ни странно, “красные кхмеры” умудрились оставить в живых королевского наследника Сиамони. В годы власти Пол Пота юный сын свергнутого короля Сианука находился в стране под домашним арестом. С 2004 года, когда его престарелый отец (ныне, кстати, все еще здравствующий в возрасте 87 лет) добровольно покинул престол, Сиамони является королем Камбоджи. Именно его портреты развешаны на официальных зданиях Пномпеня, королевской столицы. Спросите любого кхмера, кто это, и получите ответ: “Мой король”. Задайте тот же вопрос экспату и узнаете, что Сианук (имени его не помнят многие кхмеры, а уж о приезжих и говорить нечего) – в прошлом профессиональный балетный танцор, работавший в театрах Праги и Парижа и, по всей вероятности, имеющий нетрадиционную сексуальную ориентацию.

Монарший лик встречает улыбкой каждого прибывшего в небольшой, но чистый аэропорт Пномпеня. Здесь же можно почувствовать, насколько важной для современной экономики Королевства является туристическая отрасль. При въезде в страну взимается “визовая” плата в размере $25. И точно такую же сумму придется отдать при выезде из Камбоджи – иначе просто не выпустят. Самолеты в Пномпень летают преимущественно из соседних государств: несколько рейсов из Бангкока, Сингапура, раз в сутки прилетает сеульский рейс. То есть люди в страну приезжают, и наиболее популярным вариантом является заезд денька на четыре.

Пномпень еще тридцать лет назад буквально лежал в руинах, а сегодня является одной из самых динамичных столиц региона. Улицы нынешней столицы Камбоджи покрывает не самый плохой асфальт, дома имеют по два, а то и по четыре этажа, а на крышах развешаны рекламные баннеры интернациональных корпораций. Характерный признак действительно растущего рынка: на специализированных полосах прессы размещаются модули, призывающие покупать мобильные телефоны, которые даже в Европе и Штатах до сих пор считаются новинками. И это не знаменитые камбоджийские подделки. Речь не о часах Rolex и не о поло-рубашках Ralph Lauren, которые без всякой рекламы можно купить в известных местах по “пятерке” за штуку.

Улицы Пномпеня продолжают иллюстрировать позитивную экономическую статистику: на фоне тотального засилья японского автопрома (причем не право-, а леворукого, так как движение в Камбодже европейское) попадаются и Porsche Boxter, и баварцы X6, и раритетные (но не поношенные) “мустанги”. И принадлежат они, скорее всего, не приезжим – слишком опасно ездить за рулем по этим диковатым в плане соблюдения правил улицам, где до сих пор преобладают тук-туки – трехколесные открытые коляски. Иностранцы благоразумно предпочитают личных водителей, такси и те же тук-туки, катающие по городу за символические деньги.

Местные власти сравнительно неплохо относятся к пришлому бизнесу. Для офисов иностранным компаниям и корпорациям выделяются лучшие дома в самом центре Пномпеня. Для жизни построены специальные кварталы, аренда стометровых апартаментов здесь стоит $2-3 тысячи в месяц. То есть как в Европе, только качество выше. В прошлом году на главных улицах, на которых стоят офисные и жилые особняки, категорически запретили проезд тук-туков – чтобы не докучали дорогим гостям.

В одном из таких новых трехэтажных офисов обитают и работники единственной в Камбодже российской компании. Мобильный оператор “Билайн” пришел в страну немногим больше года назад, а сегодня занимает уже четвертое место среди девяти операторов королевства. Интерес к мобильной связи в Камбодже колоссальный, рынок растет как на дрожжах.

Кстати говоря, с нашей страной Камбоджу вообще и Пномпень в частности связывают отнюдь не только характерные полосатые зонтики и рекламные плакаты с желто-черными телефонами. По дороге из аэропорта внимательный турист непременно заметит, что едет не по простой улице, а по Бульвару Российской Федерации. Интересно, что он является, кажется, самой широкой улицей по дороге в город, и здесь идет перманентный ремонт полотна.

Еще одно знаковое для россиян место находится неподалеку. Это так называемый “русский рынок” – совершенно безумная мини-версия почившего “Черкизовского”. Несколько десятков беспорядочно переплетенных рядов, пропитанных трупными ароматами дуриана, нагретых до невозможной температуры, темных и глупых. Здесь продается все: от обуви, которая не налезает ни на одну нормальную ногу, до змей и скорпионов в спиртовом сиропе, запаянных в стеклянные бутыли. Если разобраться в кхмерском английском, на котором разговаривают продавцы, то выяснится, что, по их мнению, ЭТО можно и даже нужно пить. Но, кажется, даже открывать эти сосуды опасно для здоровья. Бусы из “кораллов”, которые на территории Камбоджи не растут, ложки из “слоновой кости”, “золотые” часы, босоножки Prado (именно так), живые улитки и жареные орехи – все эти товары объединены основной идеей: очень дешево. Почему же этот кошмарный рынок зовется “русским”? Да потому, что до сих пор здесь закупаются наши соотечественники-челночники, которые вносят ощутимый вклад в камбоджийскую экономику. Последняя, помимо туризма, базируется в первую очередь именно на легкой промышленности – то есть на пошиве. Шьет в Камбодже каждый второй, делается это на каждом углу, а продается пошитое везде, причем исключительно за американские доллары. Несмотря на то что в стране есть и собственная валюта – риэль, его курс столь унизителен, что тысячные бумажки даже вездесущим безногим нищим (Камбоджа еще известна как самая заминированная в мире страна) бросать не принято.

На “желтом” рынке, который тук-тукеры опознают как “центральный” или “старый”, на упомянутые выше пять долларов можно приобрести как безразмерную и расползающуюся прямо в руках тряпку, так и феноменально качественную вещь. Судя по всему, не обходится без инсайдеров на фабриках, шьющих для больших, дорогих брендов. Перепродают же все это так же наивно, за “пятерку”, которая вообще является краеугольным камнем в отношениях между приезжими и местными. Именно столько просят тук-тукеры за поездку на “Риверсайд”, и с ними непременно нужно торговаться, сбивая цену минимум в два раза.

“Риверсайд”, или набережная, в Пномпене является по-настоящему главным местом, сосредоточением энергетики большого города. Здесь на берегу Меконга стоит королевский дворцовый комплекс – десятки красивейших зданий, здесь располагаются все главные рестораны для иностранцев и большинство приличных отелей, и, наконец, здесь основной язык действительно английский. Подавляющее большинство здешних еврозаведений принадлежат иностранцам. Пномпеньская набережная, на которой можно без труда отыскать и самое грандиозное в регионе казино (элитного игорного бизнеса развивающаяся камбоджийская экономика отнюдь не чурается) – это своеобразный фасад культуры, в том числе и деловой, завезенной сюда извне, нового и далеко не самого худшего варианта колонизации, если хотите.

Текст и фото: Александр Минаев