Кредит недоверия

Кредит недоверия

07.10.2010 15:45
6584
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Тогда еще не было беспроцентных государственных ссуд для студентов, и банки расталкивали друг друга локтями в попытках одолжить денег на жизнь бедным учащимся. Легкомысленный Сема благополучно занял у одного из них и думать забыл об ответственности и процентах до самого окончания университета. Потом он сменил место жительства, и когда банк, пару раз написавший по старому адресу, не добился ответа, финансисты не на шутку разволновались и стали присылать угрозы обратиться в суд. Беспечный выпускник Сема тем временем ни о чем не подозревал, а когда заподозрил – настал критический момент. Ему срочно надо было где-то добыть две тысячи фунтов, что по тем временам казалось немыслимой суммой. Деньги он все же добыл, но его кредитная история оказалась испорчена.

С плохой кредитной историей в Англии ты тут же становишься изгоем: нельзя открыть счет в банке, а значит, не устроиться на нормальную работу, не снять квартиру, а о получении нового кредита или ипотеки вообще можно забыть. Из клоаки британского дна Сему выудил TrusteeSavingsBank, также известный как TSB, который исторически снискал себе славу состраданием к бедным. Не исключено, что в Семиной ситуации он согласился открыть счет все-таки по ошибке, но в любом случае интересно, что этот TSBбыл организован в 1810 году шотландским пастором по имени Генри Дункан, чтобы помогать наибеднейшим прихожанам его церкви (в графстве Думфризшир) копить на черный день. Этот банк не выставлял акции на биржу, а у его руля находились добровольные управленцы без зарплат, хотя нельзя сказать, что этот уникальный благотворительный статус сохранился у TSB спустя 175 лет. В 1995 году банк внезапно слился с гигантом Lloyds, имевшим в кармане на тот момент самую существенную долю рынка банковских услуг в Британии. Как в сказке, Сема автоматически превратился в клиента этого нового перспективного банковского симбиоза, и жизнь его наладилась. Семин финансовый портрет избавился от подозрительных характеристик, и когда он иногда заходит в банк поболтать с менеджером, тот немножко даже гордится Семой и хвалит его за рациональный подход к собственным – естественно, всегда ограниченным – финансам.

Надо ли говорить, что после студенческого займа Сема старался никогда ничего не занимать и сразу мне сказал, что, к примеру, кредитные карточки – это высшее зло. По его мнению, коварная идея кредиток принадлежит адскому сатане, а нужны они для того, чтобы развращать наивные души и разлагать все хорошее, что есть в людях.

Единственный раз, когда мы пошли в банк и взяли кредит на конкретное дело, был связан с нашей свадьбой. Нам слишком хотелось, чтобы праздник получился скромным, но запоминающимся: с еле живым “Ягуаром” для меня, цветами на столах, мыльными пузырями, испанской едой от заскучавшего повара из местного паба и ботинками PaulSmith для Семы. И чтобы воплотить все творческие задумки в жизнь, нам не хватало каких-то пяти тысяч фунтов. Мы одолжили их у банка на пять лет, которые уже благополучно, без дополнительного потоотделения и угроз о судебных разбирательствах, истекли. Каждый месяц, пока эти пять лет длились, мы лишний раз вспоминали наш большой день, отстегивая ставшие традиционными 75 фунтов. Зато какой был день, раз мы все еще не развелись.

Что касается кредитных карточек, то они у меня теперь тоже есть, потому что мне трудно устоять, когда адский сатана предлагает копить авиамили. В проценты ведь можно не влезать, если оплачивать все вовремя. Но Сема, несмотря на то что у него есть возможность получить самую выгодную карточку на земле, по которой за каждые потраченные четыре фунта начисляют целую милю, отказывается ее заводить. К моей бесконечной досаде.

Менеджер банка гордится Семой и хвалит его за рациональный подход к собственным – естественно, всегда ограниченным – финансам.

Анна Дородейко