Химическое оружие: от Ипра до Лондондерри

Химическое оружие: от Ипра до Лондондерри

13.10.2015 16:24
3198
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Идея использования удушающего газа в качестве оружия, в сущности, очень стара. Один из самых ранних случаев, отмеченных в истории, относится к 428 году до нашей эры, когда спартанцы разожгли под стенами осажденного ими города костры из хвороста, пропитанного смолой и серой, пытаясь сломить сопротивление обороняющихся афинян. Операция не принесла успеха, потому что внезапный ливень загасил огонь. С тех пор вплоть до начала нынешнего столетия зафиксировано несколько подобных случаев. Но события на Ипре 22 апреля 1915 года означали поворотный момент в развитии средств химической войны.

ПЕРВАЯ ГАЗОВАЯ АТАКА

В пять часов после полудня солдаты, находившиеся на передовых позициях, услышали легкое шипение, доносившееся со стороны немецких траншей. В течение пяти минут вдоль фронта, протянувшегося примерно на 6 километров, было выпущено 180 тонн хлора. Легкий ветерок со скоростью примерно 5-6 километров в час стеной понес над землей облако в направлении окопов, занимаемых английскими, канадскими и французскими частями. Те, кто наблюдал это облако издали, сравнивали его с низким зеленоватым туманом, подобным тому, «который можно наблюдать над заливными лугами в морозную ночь».

Смертоносный газ вызвал ужас и замешательство. Те, кто мог бежать, бросились в тыл. Еще больше хлора было выпущено 24 апреля на соседнем участке фронта, обороняемом канадскими войсками. Одновременно позиции союзников обстреливались снарядами со слезоточивыми газами. Данные о числе погибших весьма разноречивы: наиболее часто называют цифру 15 тысяч человек, из которых 5 тысяч умерли или во время газовых атак, или вскоре после них.

Нельзя сказать, что союзники ничего не знали заранее о готовящихся газовых атаках. За несколько дней до этого пленный сообщил французам, что немцы намерены использовать «трубы с удушающим газом, разместив их вдоль фронта 26-го французского корпуса: по 20 труб на каждые 40 метров». Пленный даже имел при себе хлопчатобумажную маску, пропитанную химическим веществом, нейтрализующим действие газа. Английская авиация провела специальную разведку немецких позиций, но ничего подозрительного не обнаружила, и в дальнейшем никаких мер предосторожности не было принято. В результате внезапной и эффективной газовой атаки в линии обороны союзников образовалась огромная брешь, однако резервные канадские и британские части смогли ее заполнить прежде, чем немцы воспользовались своим преимуществом.

Эффективность воздействия хлора, как и других ядовитых газов, зависит от продолжительности воздействия и от концентрации. При высоких концентрациях жертвы газовой атаки испытывают сильное удушье, падают на землю и после нескольких минут судорог умирают. При воздействии меньших концентраций газа люди испытывают жжение в горле и чувство удушья и начинают непрерывно кашлять. Дыхание становится очень затрудненным, смерть может наступить в течение двух дней.

ОТ МАСКИ К ПРОТИВОГАЗУ

Главной физиологической мишенью хлора являются дыхательный тракт и легкие. Самые первые защитные средства против действия хлора представляли собой хлопчатобумажные маски, пропитанные раствором углекислого натрия и тиосульфата. Они оказались не особенно эффективными, и их применение считалось целесообразным лишь в качестве временной меры. Кроме того, эти маски не обеспечивали практически никакой защиты против слезоточивых отравляющих веществ, которые начали применяться почти одновременно с хлором маски были заменены фланелевыми шлемами с очками; к раствору натриевых солей добавили глицерин, с тем чтобы предотвратить высыхание ткани и потерю ею и без того незначительных защитных свойств.

Когда разведка установила, что немцы намерены применить фосген, который в несколько раз токсичнее хлора, был изменен состав раствора, нейтрализующего действия хлора, включен в него фенолят натрия и глицерин. Затем было обнаружено более эффективное средство против фосгена – гексаметилентетрамин. В качестве контрмеры немцы начали шире применять слезоточивые отравляющие вещества; союзники ответили на это защитными слюдяными очками в резиновой оправе, которые должны были использоваться в сочетании со шлемом, пропитанным гексаметилентетрамином. Следующей новинкой защитных средств стал противогаз.  Вдыхаемый воздух подвергался очистке, проходя через коробку, содержащую активированный древесный уголь (против слезоточивых отравляющих веществ и паров), содалим (против хлора и фосгена) и перманганат калия. Лицевая часть противогаза изготовлялась из нескольких слоев муслина, пропитанного цинковокислым натрием и гексаметилентетрамином; глаза защищались очками.

К концу весны 1917 года была достигнута столь высокая эффективность защитных средств, что смертельные случаи во время газовых атак почти были исключены. В июле 1915 года немцы нарушили установившееся равновесие с помощью двух новых смертоносных видов оружия. Первое из них, дифенилхлорарсин, характеризуется как отравляющее вещество (ОВ), вызывающее кашель. Слезоточивый газ также принадлежит к этой группе. Отравляющие вещества подобного действия представляют собой твердые вещества с крайне незначительной испаряемостью, и поэтому для распространения их необходимо подогревать. Испарение отравляющих веществ этого типа под действием тепла приводит к образованию мельчайших частиц, которые легко проникают через обычные маски, вызывая немедленное и интенсивное раздражение глаз и слизистой оболочки. В результате у человека начинается кашель, тошнота и рвота.

Еще одно отравляющее вещество – иприт, впервые примененный против англичан в долине Ипра в ночь на 13 июля 1917 года, ознаменовал собой начало нового этапа в развитии химического оружия. В отличие от всех своих предшественников, но, подобно отравляющим веществам нервно -паралитического действия, созданным гораздо позднее, во время второй мировой войны, иприт смертельно поражал кожу человека, вызывая при этом мучительные нарывы на теле.

13 июля англичане, подвергшиеся газовой атаке, не заметили ничего необычного, кроме того, что начали чихать. Однако через два часа у них воспалились глаза, а у многих началась рвота. Те, у кого глаза не были защищены, полностью ослепли. На знаменитой картине Дж.С. Сарджента, находящейся в Королевском военном музее, изображены ослепшие во время газовой атаки солдаты, бредущие цепочками, держась друг за друга. У пораженных ипритом на языке и дыхательном горле образовывались ложные оболочки; при тяжелом поражении практически происходил распад легочных тканей.

ОПРАВДАВШИЕСЯ ОПАСЕНИЯ

Газовая атака во время первой мировой войны представляет собой кульминационный момент в диной цепи событий, начавшихся с открытия хлора в 1774 году. Расширение химических знаний должно было повлечь за собой их промышленное применение. Немцы раньше других поняли это, что привело к быстрому развитию промышленности красителей. А к началу первой мировой войны немцы оказались идеально подготовленными к переводу химической промышленности на военный лад. Промежуточные соединения в производстве красителей, получаемые из каменно — угольной смолы, были легко использованы для синтеза взрывчатых веществ, а впоследствии и для производства отравляющих газов.

Стоит заметить, что еще в 1899 году участники первой Гаагской конференции предвидели возможность военных действий подобного рода. Представители 25 стран пришли к выводу, что недавние достижения в технологии производства взрывчатых веществ, особенно появление пироксилинового и нитроглицеринового пороха делает возможным доставку на большие расстояния с помощью снарядов «удушающих или отравляющих газов». Хотя такого оружия в то время еще не существовало, почти все страны согласились запретить его. Лишь Соединенные Штаты отказались присоединиться к этой резолюции.

Окончание первой мировой войны повлекло за собой резкое прекращение производства отравляющих газов и сворачивание большинства научно-исследовательских работ, связанных с подобным производством. Лишь в американской армии была сохранена химическая служба. Ее защитники утверждали, что отравляющие газы представляют собой значительно более гуманное средство ведения войны. Чем пушки и взрывчатые вещества.

Скороспелый довод, что, последствия газовой атаки не являются чересчур ужасными или необратимыми, вскоре был опровергнут, как только опыты показали, что действие большинства отравляющих веществ приводит к острому поражению организма.

ВАЖНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

Тот факт, что большинство ОВ, применяемых в военных целях, могут вызвать в легких необратимые изменения, был установлен в результате исследований, проводившихся в США на завершающем этапе войны. Вещества, вызывающие подобные  последствия, получили название легочных поражающих веществ; они вызывают отмирание клеток на участках дыхательного тракта. В самих легких в местах заживления  пораженных участков образуются скопления фиброзных рубцующихся тканей. После того как поврежденный участок зарубцевался, внезапное повышение кровяного давления, например, в результате физических нагрузок, влечет за собой новое кровотечение на заживленных участках и новое рубцевание тканей.

При соответствующих концентрациях хлор, фосген и хлорпикрин именно таким образом поражают организм человека. «Мы считаем, — писали американские ученые А.С. Уортон и С. В. Веллер, — что сильное газовое отравление должно рассматриваться как фактор, сокращающий продолжительность жизни».

Однако поборники химической войны, выражающие интересы монополий, не унимались. Для подтверждения тезиса о том, что отравляющие вещества «гуманнее» обычных видов оружия, некоторые пытались воспользоваться статистикой. Особенно охотно прибегали к этому способу доказательства американцы. В докладе начальника медицинской службы американской армии утверждалось, что около 27 процентов всех потерь раненными и убитыми в американских войсках во время первой мировой войны приходится на долю газовых отравлений, однако погибло из этого количества только два процента. Из остальных 73 процентов потерь количество погибших составило 24 процента. В докладе был упущен тот факт, что Америка вступила в войну лишь в конце военных действий, а к тому времени были значительно усовершенствованы индивидуальные средства защиты против большинства отравляющих веществ. Именно по этой причине процент погибших от действия газов по сравнению с процентом погибших от других видов наступательного оружия в ходе войны постепенно уменьшался.

В докладе также утверждалось, что газовые отравления редко вызывали какие-либо последствия длительного характера. Но опять же остается спорный вопрос о том, являются ли обычные медицинские обследования достаточно всеобъемлющими для того, чтобы вскрыть характер поражений, о которых говорилось выше, а также определить вероятность их проявления во времени. К примеру, поражения, применяемые отравляющими веществами легочного действия, с течением времени усугубляются. Были и такие, которые считали, что, например, иприт, «способный наносить несмертельные раны», может использоваться как средство, препятствующее противнику использовать жжение использовать иприт для того, чтобы помешать противнику обосноваться на захваченной территории, послужило прообразом американской военной политики «запретных зон» во Вьетнаме, в соответствии с которой над землей распылялся слезоточивый газ, предварительно силицированный с целью предотвращения естественного гидролиза в теплой и влажной атмосфере.

Однако сторонники применения иприта, описывая его свойства, сознательно «забывали» упомянуть о крайне опасных и даже смертельных последствиях контакта иприта с кожей человека.

ОТРАВЛЯЮЩИЕ ВЕЩЕСТВА НА СЛУЖБЕ ПОЛИЦИИ

Второй аргумент, выдвигаемый химической службой, заключается в возможности использования химического оружия в мирное время для подавления беспорядков, чаще всего ставящих под угрозу собственность имущих классов. Требовалось «гуманное» нетоксичное вещество с высокой раздражающей и слезоточивой способностью. Оказалось, что такое вещество было уже известно – это хлорацетофенон. Другим веществом (имевшим обозначение CS) был слезоточивый газ – название, достаточно убедительное для описания его назначения и в то же время достаточно скромное для того, чтобы не вызывать излишней тревоги. Слезоточивый газ, поступивший на вооружение полиции для борьбы с беспорядками, использовался в этих целях в течение нескольких десятилетий. В 1970 году специалистами был подготовлен доклад, содержащий биологическую оценку отравляющего вещества Мк IV. Этот аэрозольный препарат содержит главным образом фреоны, представляющие собой вещества с высокой испаряемостью, широко используемые в качестве хладагентов. Кроме того, Мк IVсодержит небольшое количество парафина с добавкой 1-2 процентов слезоточивого газа в качестве активного вещества. Авторы доклада пришли к выводу, что длительный контакт Мк IV с глазами человека может вызвать рубцевание и помутнение роговой оболочки , а при контакте его с отдельными участками дыхательного тракта может происходить местное омертвение тканей. Применение слезоточивого газа в замкнутых пространствах может привести к смертельному исходу. Отсутствие описаний подобных случаев следует объяснить недостаточной информацией. Знаменательно, что этот доклад был подготовлен не ранее, чем военными властями Соединенных Штатов было санкционировано применение газа CS. Всего несколько лет назад почти во всех американских штатах свободно продавались небольшие распылители слезоточивого газа.

Газ CS был впервые применен в августе 1969 года в Северной Ирландии против участников демонстраций в Лондондерри. Журнал № «Нью сайентист» уделял большое внимание воздействию на человека CS.  По-прежнему одна из главных причин для беспокойства связана с тем, что у обезьян, подвергающихся воздействию несмертельных доз CS, развивались хронические легочные заболевания. Специалисты признали, что в определенных обстоятельствах возможен и смертельный исход при воздействии значительных концентраций CS.

Физиологические последствия воздействия сильных отравляющих веществ раздражающего действия и слезоточивых газов могут выражаться во временной потере трудоспособности, сопровождающейся приступами безумия и бешенства.

Химические методы подавления беспорядков представляют собой «ответвление» химической войны, и поэтому нельзя игнорировать взаимосвязь между ними. Неизвестно, каким образом открытия в одной области повлияют на другую. Так, CS был разработан в Портоне (Англия) «для подавления или умиротворения возбужденных или агрессивных людей, например, правонарушителей, с помощью химических веществ». Однако американцы применили CS в «запретных зонах» во Вьетнаме для того, чтобы заставить противника покинуть траншеи, подземные убежища и доты и сделать их тем самым уязвимыми для огнестрельного оружия.

Сохранение в рядах вооруженных сил квалифицированных кадров специалистов, преданных идее химической войны, подобно тому, как это имеет место в США, способствует не только эффективному развитию научно-исследовательских работ в этой области, но и поводом к проявлению двуличности в политических и дипломатических отношениях. К примеру, в США министерством обороны было разработано специальное «бинарное оружие». Это оружие состоит из сравнительно безвредных химических компонентов, раздельно помещаемых в систему сбрасывания средств поражения. При сбрасывании на цель эти химические компоненты смешиваются, и в результате происходящей реакции образуется отравляющее вещество нервно — паралитического действия. Таким путем формально можно обходить любое запрещение накапливать средства ведения химической войны. Еще одним примером может служить переклассификация задним числом слезоточивого газа CS в категорию «дыма».  Британское правительство прибегло к этой мере в 1970 году, несмотря на то, что слово «дым» ни разу не встречается в первоначальном патентном описании этого вещества.

Роберт ДЖОУНС

«НЬЮ САЙЕНТИСТ», ЛОНДОН.

За рубежом № 44 1975г.