Смерть, алмазы и африканский проект России

Смерть, алмазы и африканский проект России

08.08.2018 21:46
2700
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Убийство троих российских журналистов в отдаленном районе Центральноафриканской республики — самой бедной страны мира, по данным Всемирного банка — пролило свет на то, что очень похоже на масштабный проект Кремля по борьбе за влияние и ресурсы в Африке. В то время как Китай потратил несколько десятилетий и миллиарды долларов на то, чтобы закрепиться там, Россия предлагает грубую силу и готовность идти на риск. И она уже добилась определенных успехов.

Трое российских журналистов — Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко — работали в ЦАР над документальным фильмом о частной военной компании «Вагнер». Согласно репортажам в СМИ, эта компания каким-то образом связана с Евгением Пригожиным — предпринимателем из Санкт-Петербурга, поддерживающим связи с президентом России Владимиром Путиным. Пригожин также попал в список 12 россиян, против которых США выдвинули обвинения наряду с Агентством интернет-исследований — фабрикой троллей, которую Пригожин финансировал и которая попала в поле зрения специального прокурора Роберта Мюллера, занимающегося расследованием российского вмешательства в президентские выборы 2016 года. ЧВК «Вагнер» предоставляла наемников для боевых действий на Украине и в Сирии, и, вполне возможно, она также присутствует в ЦАР и в соседнем Судане.

В марте Министерство иностранных дел России сообщило, что Россия сотрудничает с правительством президента ЦАР Фостеном-Арканжем Туадера (Faustin-Archange Touadera) в области добычи природных ресурсов на основании концессии. Кроме того, как отметили представители министерства, Россия отправила в ЦАР оружие, а также пятерых военных и 170 гражданских инструкторов для подготовки вооруженных сил этой страны. В настоящее время в отношении ЦАР, где друг с другом воюют христианские и мусульманские группировки, находится под действием эмбарго ООН, однако России удалось договориться об исключении: она переправила поддерживаемому ООН режиму 5,2 тысячи автоматов Калашникова, легкое огнестрельное оружие, гранатометы и другую военную технику.

Концессии на добычу полезных ископаемых и «гражданские инструкторы», возможно, связаны друг с другом гораздо теснее, чем говорит Министерство иностранных дел России. В июле парижская исследовательская организация Africa Intelligence сообщила, что правительство ЦАР начало добывать алмазы в аллювиальном месторождении, расположенном недалеко от столицы ЦАР Банги, при поддержке фирмы под названием Lobaye Invest. Эта фирма, как сообщает Africa Intelligence, является подразделением петербургской компании M Invest, основанной Пригожиным. Africa Intelligence также сообщила, что бойцы ЧВК «Вагнер» доставляют на бронированных грузовиках оборудование для добычи алмазов. Между тем российские советники Туадера помогают президенту вести переговоры о перемирии с различными группировками, которые прежде входили в состав мусульманского повстанческого движения «Селека».

По некоторым сообщениям, именно такой бизнес-моделью ЧВК «Вагнер» руководствовалась в Сирии, где она предоставляла своих бойцов режиму президента Башара аль-Асада, а взамен получала долю от доходов тех нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающих предприятий, которые ее бойцы отвоевывали у противников режима. В феврале бойцы ЧВК «Вагнер» столкнулись с американскими военнослужащими, пытаясь захватить один нефтеперерабатывающий объект, и понесли тяжелые потери.

Подобно сирийской нефти, алмазы ЦАР — это такой продукт, на который обычный бизнес претендовать не может. В 1960-х годах ЦАР экспортировала полмиллиона каратов алмазов в год — сегодня такие объемы экспорта могли бы сделать эту страну седьмой в списке крупнейших экспортеров мира. В отличие от соседней Демократической Республики Конго, которая специализируется на добыче промышленных алмазов, ЦАР добывает алмазы ювелирного качества. Однако громадный экономический потенциал этой отрасли был утрачен из-за гражданской войны и жадности правительства. Значительная часть алмазов до сих пор добывается нелегально и тайно вывозится из страны. Кроме того, сейчас действует частичный запрет на экспорт алмазов.

Другим важнейшим ресурсом страны является золото — и трое российских журналистов погибли в тот момент, когда они пытались доехать до золотого рудника, очевидно, чтобы проверить, есть ли там русские. Обстоятельства их гибели до сих пор остаются неясными: водитель машины, которому удалось спастись, постоянно меняет свои показания. Но, хотя сами журналисты уже не могут рассказать, что именно произошло, они были достаточно хорошо известны в России, чтобы этот инцидент привлек всеобщее внимание к деятельности ЧВК «Вагнер». Джемаль был одним из ведущих военных репортеров в России, и его хорошо знали по его смелым репортажам о войне в Грузии 2008 года и о ливийском конфликте 2011 года, когда он чуть было не потерял ногу. Расторгуев был режиссером-документалистом, известным своими смелыми экспериментами, в ходе которых он давал своим героям камеры, чтобы они записывали свою повседневную жизнь. Он стал одним из двух создателей документального фильма «Срок», в котором рассказывается о политических протестах в России в 2011-2012 годах.

Официальная Москва поспешила откреститься от гибели журналистов. Представительница Министерства иностранных дел Мария Захарова заявила, что они пренебрегли официальными каналами, и добавила, что присутствие российских «гражданских инструкторов» в ЦАР ни для кого не было секретом. Однако это, вероятно, не совсем так. В местной прессе не раз появлялись сообщения о том, что в ЦАР находится гораздо больше россиян, а вовсе не 170, о которых говорит российский МИД. Более того, Россия не признавала наличие связей между «инструкторами» и концессиями на добычу природных ресурсов.

Эти концессии делают Россию претендентом на ресурсы, которыми долгое время интересовался Китай, присутствующий в ЦАР с 2007 года, когда одна китайская компания начала добывать там нефть. Пока Китаю везло меньше, нежели России, несмотря на то, что он списал многомиллиардный долг ЦАР и профинансировал программу по подготовке правительственных чиновников. В 2017 году проект по добыче нефти застопорился, а недавно Китаю не удалось договориться об исключении — подобном исключению, о котором договорилась Россия, чтобы отправить в ЦАР оружие. Франция — бывший колонизатор ЦАР — с большим подозрением относится к попыткам незападных стран закрепиться там.

Путинская Россия стремится вернуть себе то влияние, которое было у Советского Союза, посредством развивающегося мира, и ее деятельность в Африке не ограничивается ЦАР. Стоит обратить внимание на сообщения о концессиях, которые Россия получает в других странах, таких как Судан, Чад, Руанда и Габон. Деловая модель ЧВК «Вагнер» очень хорошо подходит для региона, где силовое присутствие может стать необходимым условием для успешного бизнеса и где попытки узнать, как этот бизнес работает, могут обернуться смертью.

Перевод: ИНОСМИ