Шпионаж с австрийских плацдармов

Шпионаж с австрийских плацдармов

06.11.2018 16:18
2309
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Факты последних месяцев, в том числе в связи с событиями в Чехословакии, говорят о резком усилении империалистическими разведками своей подрывной деятельности против стран социали­стического лагеря. В систему политических дивер­сий вовлекаются не только члены НАТО, но и ней­тральные страны. Роль активного пособника в ор­ганизации шпионажа и поддержке контрреволю­ционных выступлений в Венгрии (1956 год) и Чехо­словакии (1968 год) принадлежит военной раз­ведке Австрии — страны, обязавшейся по Госу­дарственному договору сохранять статус нейтра­литета. Контингент австрийской разведки состоит в значительной мере из бывших нацистов гитле­ровской школы, переученных в американских шпионских центрах. Деятельность этой разведки, направляемую Центральным разведывательным управлением США, реваншистскими кругами ФРГ и находящую поддержку в НАТО, разоблачает га­зета «Фольксштимме» — орган Коммунистической партии Австрии.

Штаб-квартира группы австрий­ской военной разведки помещается в здании штаба вооруженных сил Ав­стрии по адресу Вена-Пенцинг, Хюттельдорферштрассе, 126. Если бы эта разведка действительно пеклась о во­енной безопасности Австрии и защи­щала интересы своего государства, вряд ли следовало бы возражать про­тив ее существования. В конце кон­цов, у каждой страны есть свои орга­ны безопасности.

Однако группа военной разведки борется не со шпионажем против Ав­стрии. Ее деятельность направлена в первую очередь против других госу­дарств, главным образом против социалистических. Она занимается «на­ступательным шпионажем», что про­тиворечит конституции, Государствен­ному договору и нейтралитету Австрии. Эта служба стремится систематически проникать в социалистические страны для сбора све­дений военного, экономического или политического свойства. Не менее характерен и тот факт, что австрийская военная разведка работает в значительной степени на разведывательные органы США и ФРГ и тем самым на НАТО.

 

Бывшие гитлеровцы с американским дипломом

Структура шпионского аппарата австрийской армии отвечает вышеуказанным целям. Военная разведка делится на отделы ин­формации и дешифровки плюс батальон радиоразведки. В тече­ние многих лет ею руководил некий Курт Фехнер — бывший на­чальник «психологического отдела» старой австрийской армии. Позднее он перебрался в отдел контрразведки германского абвера и дослужился до подполковника, исколесив в качестве гитлеров­ского агента почти всю Юго-Восточную Европу. После крушения «третьего рейха» Фехнер, поселившийся в Инсбруке, установил контакты со «Вторым бюро» (военной разведкой Франции), а вскоре и со службой Гелена в ФРГ и с американской разведкой.

Еще до официального возрождения австрийской армии в 1955 году руководство австрийской разведкой было поручено ге­нерал-майору Лахоузену. Однако вскоре он внезапно скончался при довольно странных обстоятельствах. Вместо Лахоузена был назначен Фехнер, хотя перед этим федеральная канцелярия от­клонила реабилитацию Фехнера из-за его нацистского прошлого.

У Фехнера, очевидно, были влиятельные покровители, кото­рые и настояли на его назначении шефом австрийской военной разведки. Однако в конце концов в результате длительной кампа­нии прогрессивной общественности Фехнер был вынужден уйти со сцены.

Сегодня группу австрийской военной разведки возглавляет бригадир Александр Бушек, бывший военный атташе в Москве. Приняв назначение в феврале 1962 года, он заявил, что не имел ничего общего с «махинациями Фехнера». Но вскоре возмущение Бушека угасло. Он стал действовать точно так же, как Фехнер. После поездки Бушека в США с целью укрепления контактов ме­жду разведывательными службами Америки и Австрии при но­вом руководстве сотрудничество с американской разведкой стало еще интенсивнее.

Начальником отдела информации долгое время был Роберт Врабель. В конце 1967 года он ушел в отставку. Во времена своей работы в фашистской службе безопасности он был адъютантом у шефа службы без­опасности Фея. В феврале 1934 года он активно участвовал в подавлении выступлений рабочих, героически сражавшихся за демократию и респу­блику. Едва гитлеровская армия захватила Австрию, Врабель поступил в нацистскую разведку XVII военно­го округа, а затем перешел в «отдел АО-III в Прессбурге» (немецкое на­звание Братиславы). После 1955 года Врабель сделал поистине феноме­нальную карьеру. Хотя он был поли­цейским, а не кадровым военным, ему удалось добиться звания бригадира. В Вене, в кафе «Карлтон», где он обычно встречался со своими агентами, он был известен под кличкой «доктор Шварц».

Своей карьерой Врабель обязан, очевидно, тому обстоятель­ству, что с готовностью выполнял требования Центрального раз­ведывательного управления США, используя для этого группу военной разведки Австрии. Врабель, Фехнер и позднее Бушек, несомненно, наложили свой отпечаток на деятельность австрий­ской военной разведки. Выработанные ими принципы соблюдают­ся и теперь.

Преемником Врабеля на должности шефа отдела информации стал Александр Крагора. Он также начинал в гитлеровском вер­махте, а затем сменил службу в австрийской армии на шпионаж. На своей вилле в Перхтольдсдорфе он выставил в специальной витрине форму капитана германского вермахта и многочислен­ные награды, полученные им во времена «третьего рейха». А в его рабочем кабинете над письменным столом висит огромный портрет последнего из династии Габсбургов — кайзера Карла.

В отделе информации работает и некий майор Цотлётерер. Он окончил специальные шпионские курсы в США, был послан в зону Суэцкого канала с австрийской группой, входящей в состав наблюдательных войск ООН, но вскоре отозван в связи с про­тестом Египта. Пользуется репутацией крупного специалиста по подслушиванию телефонных разговоров и слежке за подозритель­ными лицами.

 

Гнезда диверсии

Шеф отдела дешифровки — подполковник Рудольф Каммерер. Вместе со своим подчиненным, майором Отто Флахом, который отвечает за информацию о Советском Союзе, он сопровождал Бушека во время визита в США. Они пробыли там целый месяц, получив за это время от американских «коллег» инструкции отно­сительно обработки шпионских сведений, после чего методы рабо­ты австрийской разведки были подогнаны под американские. В на­стоящее время Каммерер формирует контингенты кадровых офи­церов австрийской разведки для переобучения в Соединенных Штатах.

Один из важных винтиков в шпионском аппарате Австрии — батальон радиоразведки, расквартированный в казармах Марии- Терезии. Тяжелая решетка закрывает доступ в верхние этажи зда­ния. В подразделение радиошпионажа входят десять офицеров, солдаты и технический персонал. Его командир — полковник Ру­дольф Бикан; заместитель — подполковник Бруно Грубер. Оба служили в гитлеровском вермахте. В настоящее время они под­держивают тесные контакты с американскими и западногерман­скими разведывательными органами. Группа радиошпионажа за­нимается в первую очередь сбором сведений о социалистических странах.

Построено несколько центров для пеленгации и подслушива­ния, оборудованных соответствующей аппаратурой — специаль­ными приемниками, передатчиками и антеннами. Радиопеленгато­ры и радиостанции подслушивания находятся в Нёй-Ленгбахе, Гольсе, Грос-Харрасе, Пирке (под Грацем) и Штокхаме (под Вель­сом). Все эти центры занимаются шпионажем исключительно про­тив ЧССР, Венгрии, Югославии и других социалистических стран. Радиоцентры австрийской военной разведки созданы по образцу западных станций и идеально дополняют их.

Не менее важную роль в «наступательном шпионаже» играет электронная разведка — ЭЛИНТ («электроник интеллидженс»). С ее помощью «прощупываются» пограничные области социалистических стран.

Наряду с батальоном радиоразведки активным шпионажем против социалистических стран занимаются «центры по сбору све­дений», сокращенно НАСТ. Деятельность НАСТ основывается на засылке агентов и шпионов в социалистические страны. Эти «центры» были созданы в 1962 году. Они расположены во мно­гих крупных городах Австрии и подчиняются центральному от­делу информации и дешифровки в Вене. Обязанности их четко распределены. Службы НАСТ в Вене и Линце специализируются по ЧССР, в Граце — по Венгрии, в Клагенфурте — по Югосла­вии. Остальными социалистическими странами — Польшей, Со­ветским Союзом, Болгарией и Румынией — занимается непо­средственно группа австрийской военной разведки.

К организации «наступательного шпионажа» относится также оперативная группа австрийской армии, хотя она очень мало свя­зана с НАСТ и имеет иные задачи. Несколько месяцев назад это подразделение «рейнджеров» было переведено непосредственно к чехословацкой границе в Хайнбург на Дунае. Командир группы полковник Фолтин и почти все его офицеры прошли подготовку в специальных школах США или НАТО. Они обучены методам «бес­шумного убийства», саботажа и шпионажа в тылу противника.

Для ускорения процесса обучения офицеров австрийской ар­мии в Австрии американские эксперты в течение шести недель муштровали австрийских военных на плацу в Алленштейге. В пособии по «Особым методам ведения войны» на первой странице сказано: «Оперативные группы участвуют не только в обороне. Могут возникнуть такие обстоятельства, при которых изолирован­ные части войск во время наступательных операций должны будут действовать как партизанские отряды. При нападении на какую- либо страну небольшие подразделения могут опережать главные силы».

 

«Новая» концепция Врабеля

Перед уходом на пенсию Врабель составил «завещание», раз­работав новый план работы для группы военной разведки. Цель этого плана — сделать военную разведку «еще более эффектив­ной и наступательной». В рукописи пять пунктов.

В пункте первом Врабель подчеркивает особое значение за­сылки агентов «на суда, плавающие по Дунаю». По его словам, «в связи с регулярным и длительным пребыванием в венгерских, чехословацких и югославских зонах Дуная они играют роль рези­дентов». Поэтому Врабель выдвигает задачу «вербовать агентов из команд австрийских судов дунайской флотилии», причем, как он пишет, необходимо добиться, «чтобы австрийские суда, плава­ющие в низовьях Дуная, были оборудованы радиостанциями».

В пункте втором Врабель заявляет: «Разведывательное зна­чение такой организации на Дунае от Братиславы до Черного моря заключается в текущей разведке и контроле над всей вос­точной дунайской зоной с помощью оптического наблюдения, ра­диоподслушивания и контактов с командами судов других стран».

В пунктах третьем и четвертом говорится о необходимости «регистрировать все представляющие интерес для разведки про­цессы в восточных дунайских странах».

В заключение Врабель пишет: «Предлагаю рассмотреть воз­можность вербовки агентов среди служащих дунайской пароходной и других транспортных австрийских компаний».

План Врабеля был претворен в жизнь. В дунайской пароход­ной компании и в австрийской железнодорожной компании систе­матически проводится вербовка «надежных людей». Эти люди прямо или косвенно работают на австрийскую военную разведку. Кроме того, имеется большое число «временных сотрудников», выполняющих задания от случая к случаю. Все они были завербованы в Австрии или в социалистических странах, в последнем случае с ними устанавливаются весьма разносторонние контакты. Штатные агенты и «временные сотрудники» вербуются не только из служащих государственных предприятий, но и из сотрудников таможни, пограничной полиции, дипломатического корпуса и из «рядовых» австрийцев.

Так, известный исполнитель эстрадных песен В. Т. после своего возвращения в Австрию сообщил о передислокации советских войск, которую он заметил во время выступлений в Мо­скве и Ленинграде. На обратном пути он был задержан польской полицией по подозрению в шпионаже. Значительно интенсивнее стало сотрудничество между австрийской военной разведкой и государственной полицией. Шеф государственной полиции доктор Петерлунгер через одного из высокопоставленных полицейских офицеров поддерживает непосредственную связь с венским цент­ром военной разведки. То же самое относится и к шефу венского бюро государственной полиции доктору Райдингеру. Группа ав­стрийской военной разведки имеет право в любое время просмат­ривать документы министерства иностранных дел и государственной полиции.

Люди, направляющиеся в отпуск за границу, прежде всего в социалистические страны, совместно контролируются военной разведкой и государственной полицией. Кроме того, группа ав­стрийской военной разведки следит за отдельными гражданами, а также за деятельностью союзов, организаций и политических партий. При этом широко используются приборы для подслушивания.

Так, во время Венского фестиваля молодежи и сту­дентов в 1959 году такие приборы были установлены в гостини­цах, общежитиях и залах заседаний. Не кто иной, как министр внутренних дел Сороникс подтвердил, что такие меры использо­вались также во время проведения заседания Совета фестивалей молодежи и студентов в январе 1967 года. В распоряжении воен­ной разведки имеется огромная картотека на агентов и шпионов, а также на отдельных австрийских граждан.

 

Нa службе у доллара

Уже подчеркивалось, что созданные по образцу ЦРУ группа австрийской военной разведки и батальон радиоподслушивания оборудованы в основном американской аппаратурой и выполняют указания американской секретной службы. Большая часть мате­риала, собранного австрийской разведкой, передается амери­канцам.

Это сотрудничество началось еще до подписания Государст­венного договора, в то время, когда в западных оккупационных зонах была сформирована так называемая «оккупационная жандармерия» — предшественница австрийской армии. Сотрудниче­ство значительно расширилось после официального возрождения австрийской армии и группы разведки. В кафе «Рудольфсхоф» в Гринцинге боссы австрийской военной разведки Фехнер и Вра­бель регулярно встречались с американскими связными для обсу­ждения интересующих их вопросов и получения инструкций.

Однако не все шло гладко. В течение нескольких лет амери­канцы были недовольны результатами работы отдела информации и батальона радиоразведки. Они все решительнее требовали расширения собственного влияния в этих организациях. Довольно бурно проходило совещание в отделе информации в январе 1962 года.

От австрийской военной разведки в нем участвовали Врабель и Бикан. Они обязались выполнять все основные требования аме­риканцев. Сразу после этого Бикан проинформировал о резуль­татах переговоров руководителей электронной разведки и службы подслушивания и передал им американские инструкции.

В августе того же года в этом подразделении появились два американца, сопровождаемые Биканом. Они представились «инженерами одной фирмы»; в действительности это были специалисты по радиостанциям и радиолокационным установкам. Привезенная ими аппаратура собиралась на авиабазе Лангенлебарн.

Батальон радиоразведки и другие подразделения военной разведки регулярно инспектируются сотрудниками американской секретной службы. Примечательно, что американские разведывательные органы различными способами контролируют австрийскую военную разведку. Для этой цели они использовали пресловутые «У-2». Эти самолеты регулярно совершают полеты над странами НАТО и Австрией для обнаружения центров электронной развед­ки австрийской армии. Кроме того, американцы выделяют круп­ные суммы для «поощрения» ведущих офицеров австрийской раз­ведки.

 

В боннской упряжке

Не менее тесные контакты установлены между группой ав­стрийской разведки и западногерманской военной разведкой. На­чало сотрудничеству положила конференция, проходившая в Мюнхене 4—7 августа 1957 года. От австрийской разведки в ней участвовали полковник Губерт Вурм, подполковник Рудольф Камерландер (в старой австрийской армии он был членом национал- социалистской солдатской организации) и инженер-капитан Эрнст Освальд. Западногерманский бундесвер был представлен генера­лом разведки Шварцем и другими влиятельными людьми из служб радиоразведки. Тема бесед: распределение задач между обеими разведками. В отчете, представленном австрийской группе информации, отмечается: «Беседы проходили в теплой и друже­ской атмосфере».

Из отчета следует, что зоны наблюдения западногерманской радиоразведки распространяются «на Венгрию, Советский Союз, Польшу, ГДР и Чехословакию», причем «результаты разведки зависят от сроков действия и количества применяемых приборов, а также от квалификации персонала». Одновременно указывает­ся, что западногерманская разведка, «несмотря на значительные людские и материальные ресурсы, не в состоянии одна решить все возникающие проблемы. В частности, по техническим и дру­гим причинам очень трудно охватить юго-восточную зону (Юго­славию, Румынию, Болгарию, Венгрию, с особым учетом Югосла­вии)». Между обеими разведками предусмотрен «регулярный об­мен обработанным материалом». Далее указывается на «необхо­димость создания объединенных пеленгационных центров и сек­ретной телеграфной связи».

В последующие годы все пункты соглашения выполнялись. Однако вопрос о зонах наблюдения был пересмотрен, и Австрии «досталась» вся Чехословакия. Был разработан метод совместной пеленгации, а в начале 1961 года создана секретная система те­леграфной связи. Полученный материал регулярно передавался западногерманской разведке. Состоялись также встречи между экспертами обеих разведок.

Позднее Врабель предпринял еще один шаг. В Грозгмайне (Зальцбург) он организовал у одного строителя явочную квар­тиру и «почтовый ящик», которыми регулярно пользовались аген­ты разведки ФРГ, США и НАТО.

 

Под прицелом — Чехословакия

Еще в 30-е годы, когда Чехословакия не была социалистиче­ским государством, австрийская военная разведка, руководимая генералом Бёме и подполковником Лахоузеном, проявляла большой «интерес» к этой стране. В ходе многолетней интенсивной работы австрийской разведке удалось раздобыть сведения об обо­ронительных укреплениях на границе Чехословакии, о размеще­нии войск в стране, об их вооружении и т. д.

Во всем этом значительную роль играл Врабель. Когда в 1938 году гитлеровские войска вступили в Вену, австрийская во­енная разведка передала Гитлеру точнейшие сведения о военном потенциале Чехословакии.

Поэтому вполне понятно, что после второй мировой войны, когда австрийская военная разведка была возрождена, ЧССР ста­ла для нее предметом особого внимания. В соответствии с «распределением зон наблюдения» эта страна входит в компетенцию венского центра НАСТ.

Мало кому известно, что дом № 68 на Ландштрассер Хауптштрассе занимает эта организация. Старое, ветхое здание напо­минает обычные казармы. На воротах вывеска: «Венское финан­совое управление министерства обороны. Вход с переулка Пфаррхоф».

В переулке наталкиваешься на другую табличку: «Управле­ние жандармерии Нижней Австрии». Въезд в ворота охраняется. В большом здании помещается не только управление жандарме­рии, редакция журнала, издаваемого этим управлением, и финан­совое управление министерства обороны, но и управление вен­ского центра НАСТ. Тот факт, что разведывательная служба находится рядом с военной кассой, может быть, и случаен, но в этой случайности глубокий смысл.

Как и все центры НАСТ, венский центр подчиняется группе австрийской военной разведки. На третьем этаже здания поме­щается разведывательное управление в составе 10-12 человек. Руководит венским центром подполковник Шмидт. В его подчи­нении находятся майор Кантнер и обер-лейтенант Райхель. Шмидт еще и сегодня хвастает своими «подвигами» во время вто­рой мировой войны, майор Кантнер прибыл из клагенфуртского центра, а обер-лейтенант Райхель в течение нескольких месяцев обучался на шпионских курсах в США.

В распоряжении венского центра огромная сеть агентов, осве­домителей и шпионов. Некоторые из них совмещают работу агентов со своей основной профессией, большинство — штатные сотрудники разведки. Некоторые работают только на территории Австрии: они завязывают знакомства с туристами из социалисти­ческих стран в расчете на получение информации об их стране. Однако венский центр засылает агентов и непосредственно в со­циалистические страны или содержит там постоянных шпионов.

Частым гостем венского центра долгое время был некий Люд­виг Колин, в совершенстве владеющий чешским языком. Он рабо­тает старостой «чешских социалистов» в венском районе Оттакринг и входит в правление «Чехословацкой социалистиче­ской партии Австрии» и в Совет национальных меньшинств. В 1948 году он работал в Комитете по чешским и словацким беженцам. В октябре 1967 года во время пребывания в Брно (Че­хословакия) он был арестован за то, что агитировал граждан ЧССР эмигрировать из страны. С 1962 года Колин служит осведомителем австрийской военной разведки, карточка с его именем находится в картотеке агентов венского НАСТ. Непосредственный контакт он поддерживал с неким Йозефом Кокшем — переводчи­ком чешского языка в венском НАСТ. Колин использовал в шпи­онских целях свои визиты к родным и свое положение в различ­ных чешских организациях. Он был связан также с чешскими эмигрантами и с различными эмигрантскими группами.

Но если Колин был обычным осведомителем, то святой отец Томас Мельцер играл более важную роль. Сейчас он живет неда­леко от венского управления НАСТ в иезуитском монастыре Херц. Все признаки говорят о том, что «патер Феликс» работает на два фронта и используется американцами для выполнения осо­бых поручений. Во всяком случае, он находится на учете в венском центре НАСТ. Он осуществляет связь с агентами на терри­тории Словакии через словацкое духовенство.

Мы рассказали лишь о нескольких шпионах, работающих или работавших против Чехословакии. Этот перечень можно продол­жить.

 

Бундесвер строит планы

Сотрудничество австрийской военной разведки с военными секретными службами США и Западной Германии ставит Авст­рию в чрезвычайно рискованное положение как в политическом, так и в военном смысле. Западногерманский милитаризм не хочет признавать политическое положение, сложившееся после второй мировой войны. Его стратегическая концепция направлена на из­менение статус-кво и против признания существующих в Европе границ.

Публикуемая нами карта имеется в мюнхенском разведыва­тельном управлении и в других командных пунктах бундесвера. Она отражает стратегическую концепцию западногерманского ми­литаризма. Примечательно, что маневры под кодовым названием «Черный лев», проводившиеся вблизи границ Чехословакии и ГДР, и учения у чехословацкой границы в январе прошлого года подчинены этой концепции и напоминают маневры гитлеровских войск перед началом второй мировой войны.

Вместо того чтобы выпутаться из этих опасных комбинаций, австрийская военная разведка поддерживает тесные контакты с западногерманскими разведывательными органами. Значительно активизировалась ее деятельность в связи с событиями в ЧССР; при этом учитывался определенный опыт прошлых лет.

За последние годы на так называемых штабных учениях испы­тывались самые различные варианты «часа икс» (начало воору­женного конфликта). Некоторые из этих учений проходили с большим размахом под личным руководством главного инспек­тора группы австрийской разведки генерала Фуссенэггера. Так, летом 1956 года были проведены штабные учения, на кото­рых предполагалось, что противник («красные») нападет со сто­роны Венгрии.

В рамках этих учений ставились задачи, которые приобрели большую актуальность несколькими месяцами позже, во время контрреволюционного путча в Венгрии. Не менее широкие масш­табы имели штабные учения, проводившиеся 26 и 27 февраля 1962 года в Верхней Австрии, недалеко от чехословацкой грани­цы. При этом на стороне Австрии против «чехословацкой армии» действовали военно-воздушные силы НАТО.

Кроме учений использовались и другие возможности для при­менения теории на практике. Прежде всего, в пограничные районы были введены подразделения батальона радиоразведки с задачей следить за передвижениями в лагере противника.

Особую активность австрийская радиоразведка проявила во время маневров «Влтава», проводившихся в октябре 1966 года в ЧССР государствами Варшавского договора. В это время вдоль чехословацкой границы действовали дополнительные моторизо­ванные подразделения службы радиоподслушивания и электрон­ной разведки ЭЛИНТ.

 

Электронная разведка

В конце сентября 1965 года в Австрии состоялось совещание с участием американских специалистов по электронному шпио­нажу, которые инспектировали в то время деятельность батальона радиоразведки. На основании данных австрийской разведки была составлена специальная карта Австрии и пограничных районов Чехословакии с обозначениями австрийских «пунктов наблюдения» вдоль чехословацкой границы и «мест расположения че­хословацких установок против воздушного нападения», обнару­женных с помощью электронного шпионажа.

Большой опыт австрийская военная разведка приобрела во время венгерской контрреволюции в ноябре 1956 года. Руковод­ство всеми операциями было поручено начальнику отдела министерства обороны генералу Либицки. Он поддерживал тесные кон­такты с американским ЦРУ — отчасти лично, отчасти через то­гдашнего шефа военной разведки Фехнера и начальника техниче­ской контрольной службы подполковника Камерландера.

Фактически руководство всеми действиями против Венгрии со стороны Австрии было сосредоточено в руках американцев.

Была мобилизована и информационная группа. Вдоль всей австро-венгерской границы были созданы шпионские центры, в которых «обрабатывались» перебежчики из социалистических стран. Шефом одного из таких центров был майор Цотлётерер по кличке «Зитта». В местах, находящихся недалеко от границы, по­стоянно проходили заседания генерального штаба, в которых при­нимали участие государственный секретарь доктор Стефани, гене­рал Либицки, главный инспектор группы Фуссенэггер и высшие офицеры.

Не только Австрия была наводнена в то время американскими и другими агентами, действующими под маской работников Крас­ного креста. Агенты засылались разведывательными центрами и в Венгрию. В помощь радиоцентрам у венгерской границы были размещены мобильные радиочасти с целью активизировать дея­тельность радиоразведки. При этом не обошлось без неприятно­стей. Так, один из отрядов австрийской военной раз­ведки, находясь на венгерской территории, был задержан. Ис­пользуя в своих целях общество Красного креста, австрийская военная разведка переправляла в Венгрию для контрреволюци­онных сил оружие — и снаряжение под видом медикаментов. Во всем этом большую роль играл уже упоминавшийся полковник Вурм, который в то время был председателем общества Красного креста в Штирии.

Опыт, приобретенный в ходе маневров и практических дей­ствий, учитывался позднее, во время событий в Чехословакии.

 

Связь с антисоветскими группами

Разведка австрийской армии и все связанные с ней органи­зации развили активную деятельность еще задолго до того дня, когда войска пяти стран Варшавского договора вступили на тер­риторию ЧССР.

Впрочем, официальные представители не скрывали, а даже хвастались, что «Австрия хорошо подготовилась к чехословацко­му кризису». В статье под названием «Критические августовские дни» в октябрьском номере газеты «Экзекутиве» говорилось: «Как нам сообщили в министерстве внутренних дел, высшие чи­новники уже к 23 июля, то есть за месяц до событий в Чехосло­вакии, были хорошо подготовлены к этим событиям. Были обсу­ждены все меры, которые следовало предпринять в случае ввода советских войск в Чехословакию. Эти приготовления основыва­лись на выводах, сделанных во время беседы между министрами Сорониксом и Прадером «по поводу тревожной обстановки в сосед­ней стране».

Однако сейчас признают, что в Австрии отставали от собы­тий, представляющих особую важность. Поговаривают даже, что в этой связи некоторые деятели были смещены со своих постов. При этом соответствующая подготовка к «чехословацкому кризису» началась не за четыре недели, а за месяцы до того, как, по мнению руководителей, в этой стране появились «серьезные  признаки кризиса». В венском разведывательном центре и его филиалах работа была в самом разгаре.

Во время событий в ЧССР разведка австрийской армии при­держивалась той же практики, что и во время венгерской контрре­волюции в 1956 году, однако на этот раз ее действия стали не­сколько самостоятельнее.

Немедленно были «приведены в боевую готовность» все агенты, резко возросло число засылаемых в ЧССР шпионов. Были установлены контакты с антисоциалистическими группами и орга­низациями («Клуб беспартийных активистов», «Клуб 231» и дру­гие). Из их рядов вербовались новые агенты. Во главе таких орга­низаций нередко стояли агенты австрийской военной разведки. Тесные связи были установлены с «Клубом беспартийных акти­вистов», которым руководил профессор Свитак, исключенный в свое время из КПЧ. В настоящее время Свитак находится в США и преподает в одном из университетов.

Заранее была скоординирована деятельность агентов й’ соот­ветствии с соглашениями, заключенными группой австрийской во­енной разведки с американскими и западногерманскими разведы­вательными органами. Все люди, имевшиеся в их распоряжении, должны были концентрировать свою деятельность на ЧССР. Раз­ведки этих стран обменивались информацией и разведматериалами как через специальных курьеров, так и по секретным ка­налам.

Австрийская военная разведка тайно переправила в ЧССР крупные партии радиоаппаратуры (приемники и передатчики) для своих агентов и антисоциалистических групп, которые оставались большей частью на заднем плане и не пользовались официальны­ми передатчиками. В то время было относительно легко тайно переправить что-либо через границу вследствие слабого погра­ничного контроля. В конце концов это позволило установить хо­рошую радиосвязь между находящимися в ЧССР агентами и вен­ским центром, который смог теперь не только принимать от них информацию, но и передавать им инструкции.

В дни вступления войск социалистических стран в ЧССР ба­тальон радиоразведки развернул лихорадочную деятельность. Все подразделения, начиная со штаба в венских казармах Марии- Терезии и кончая пеленгационным центром с радиоподслушиваю­щей аппаратурой в Нёй-Ленгбахе, пеленгаторными станциями и электронной разведкой, и все служащие (шифровальщики, дешиф­ровщики и переводчики) работали день и ночь. Кроме того, в пограничные районы были введены радиочасти, подразделения радиоподслушивания, мобильные отряды электронной разведки. Заработала большая радиолокационная станция на горе Коломансберг под Зальцбургом, которой до этого пользовались редко. Когда войска стран Варшавского договора вступили в Чехослова­кию, была сделана попытка установить с помощью радиоразведки направление перемещения войск путем подслушивания в частот­ных диапазонах, на которых осуществляется радиосвязь военных подразделений. Как и во время венгерской контрреволюции, в спе­циальных лагерях тщательно допрашивались перебежчики.

 

Вместо послесловия

Серия статей, опубликованных в «Фольксштимме», с первого дня своего появления вызвала большое возбуждение в определен­ных кругах. Перед лицом приведенных фактов и опубликованных документов становится ясно, что Австрия превратилась в «Эль­дорадо международного шпионажа», где одну шпионскую аферу сменяет другая, где даже на самых высоких постах находятся агенты разведки.

В параграфе 58 уголовного кодекса Австрии любое действие, направленное на «создание или усиление угрозы интересам госу­дарства», квалифицируется как самая крупная измена. Мы спра­шиваем: разве «угроза интересам государства» не усиливается в результате деятельности австрийской военной разведки?

Согласно закону о государственной безопасности, тот, кто «преднамеренно оказывает поддержку разведывательным органам в ущерб интересам Австрии», считается преступником. Мы спрашиваем: разве австрийская военная разведка не нарушает закон о государственной безопасности, оказывая поддержку иностран­ным разведывательным органам?

Государственный договор, возродивший независимую и демо­кратическую Австрию, определяет, что Австрия не должна всту­пать в какие бы то ни было соглашения с Западной Германией и вести действия, ставящие под угрозу политическую независимость страны. Мы спрашиваем: разве в результате соглашений с воен­ной разведкой ФРГ не ставится под угрозу государственный до­говор и независимость Австрии?

Постоянный нейтралитет обязывает Австрию даже в мирное время не предпринимать никаких односторонних экономических, политических или военных соглашений. Мы спрашиваем: разве односторонние соглашения австрийской военной разведки с за­падными разведывательными органами не являются нарушением права народа и нейтралитета Австрии?

Приведенные нами факты ясно доказывают, что группа ав­стрийской военной разведки, ее деятельность и политическая на­правленность противоречат законам нашей страны, Государственному договору и постоянному нейтралитету Австрии. Это ставит нашу страну в рискованное положение и создает опасность для независимости Австрии. Группа австрийской военной разведки не защищает интересы страны, она лишь увеличивает опасность для независимости, суверенитета и нейтралитета Австрии.

 

«Фольксштимме», Вена
«За рубежом», 1969 г.