Занятия узбекских прокуроров: отписки, взятки, спецтюрьма

Занятия узбекских прокуроров: отписки, взятки, спецтюрьма

18.05.2015 12:52
2744
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Ни для кого не секрет, что наделенные надзорной властью лица часто злоупотребляют своим должностным положением. На публике они красиво и много говорят о достижениях и успехах, демонстрируют приверженность законам страны, а один на один с заявителями проявляют полное безразличие и профессиональную инертность.

Вот и недавно Генпрокуратура в очередной раз бодро отрапортовала о благих деяниях своих работников по восстановлению справедливости. В традиционном отчете, опубликованном на ее официальном сайте, говорится о «восстановленной справедливости» в отношении лиц, обратившихся за содействием в разрешении проблемных ситуаций. Учитывая, что в сообщении отдельно акцентируется содействие Генпрокуратуры в выплате неустойки за утерянную посылку, напрашивается вывод, что в перечне добрых дел прокуроров подобные компенсации занимают не последнее место.

Подобные сообщения с оптимистичными заголовками («Восстановлены нарушенные права обратившихся в прокуратуру»; «Органы прокуратуры защищают права частных предпринимателей») пресс-служба главного надзорного ведомства публикует регулярно. Из этих публикаций становится очевидным, что «прокурорские» не зря едят свой хлеб.

Так, мы узнаем, что благодаря вмешательству надзорных органов предпринимателю М.Рахимовой из Шавата (Хорезмская область) удалось получить вожделенный банковский кредит, а незаконно уволенная начальник унитарного предприятия «Тоштрансдиспетчерхизмат» Г.Бабажанова восстановлена на работе. Но самое интересное – это «выбитая» с местного почтового отделения неустойка в размере 1.9 миллиона сумов для жительницы города Термеза М.Акназаровой – за утерянную посылку. Судя по всему, это было нелегко…

Всего же, если верить утверждениям пресс-службы, только за первый квартал текущего года органами прокуратуры «восстановлены права» граждан по пяти тысячам обращений. Много это или мало? Много, если речь идет о реальной помощи. Только не верят узбекские граждане в эти оптимистичные цифры. И на это у них есть веские основания.

Как работает узбекская прокуратура

Примечательно, что прокурорский отчет появился буквально за неделю до шокирующего события — смещения с поста генпрокурора «вечного» Рашида Кадырова. Тема эта – табу, но на кухнях люди перешептываются о кадровых чистках, которые якобы проходят сегодня в прокуратуре, и сплетничают, что первый заместитель генпрокурора Х.Халилов пустился в бега.

По сведениям, сразу же после инцидента в прокурорских апартаментах даже заработал «день открытых дверей» — там вновь начали принимать посетителей, но, как оказалось, это была бутафория.

Как рассказали осведомленные источники «Ферганы», буквально следом после снятия с должности главного прокурора страны Рашида Кадырова, в стенах Генеральной прокуратуры случился курьез с пропажей некоторых архивных документов. Началось с того, что на одного из прокуроров ведомства поступила жалоба об отсутствии прокурорского реагирования по давнему обращению заявителя. Прокурора вызвали «на ковер» в аппарат президента – и выяснилось, что прокурор и знать не знал о том обращении, документ до него просто «не донесли».

«Своих не сдают»

«На всех уровнях прокурорского надзора давно уже действует негласное правило – «своих не сдавать», поэтому на контроль берутся лишь те обращения, за которыми стоят люди «с именами» или близкие знакомые работников прокуратуры, — рассказывает на условиях анонимности один из бывших сотрудников Генпрокуратуры. – Остальные граждане, в лучшем случае, будут довольствоваться шаблонными отписками, в худшем – обвинения могут повернуться против них. Откуда, скажем, знать просителям из регионов, что их претензии к прокурорам на местах уничтожаются столичными коллегами?»

По утверждениям собеседника, решения, какие жалобы рассматривать, а какие – нет, принимает начальник отдела Генпрокуратуры по приему жалоб и заявлений от граждан Шерзод Амиров и его подчиненный по имени Отабек. Собеседник «Ферганы» сказал, что именно Отабек с согласия шефа вскрывает заказные письма и уничтожает их содержимое, если в обращении фигурирует имя кого-нибудь из «проштрафившихся» сотрудников прокуратуры.

Вот вам и ответ на вопрос, почему народ тоннами строчит жалобы на «законников», а те и в ус не дуют. Особенно жаль областных жителей, приезжающих в столицу с малыми детьми в надежде на справедливость. Ответственные из прокурорской канцелярии говорят им, что в конвертах, кроме чистого листа бумаги, ничего не было.

Прокуроры, на которых «накатали» бумагу, заблаговременно предупреждаются. Нередко бывает и так, что замалчивание жалобы обменивается на… деньги. Перед «оскандалившимся» объектом, за которым не стоят высокие покровители, вопрос ставится ребром: дать дальнейший ход жалобе — или замять дело на месте. Цена сделки зависит от тяжести обвинения (или нарушения).

В надзорном ведомстве так уж заведено еще с советских времен, что вместо вынесения решения по обращениям граждан или внесения протеста на незаконный судебный вердикт нижестоящие прокуроры ограничиваются выдачей ничего не значащих ответов-отписок. Так и пишут: «ответ». Делается это для того, чтобы в случае, скажем, непредвиденных инспекций прокурор-нарушитель мог избежать ответственности. Ведь, согласно ст.7 Закона «О прокуратуре» и ст.18 Закона «Об обращениях физических и юридических лиц», обжалованию подлежат лишь прокурорские решения, наделенные законной силой.