Приговор Александрову и Ерофееву: к обмену все готово

Приговор Александрову и Ерофееву: к обмену все готово

Виктор Давыдов
19.04.2016 11:50
2993
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

18 апреля Голосеевский суд Киева огласил приговор двум россиянам, задержанным в мае прошлого года в зоне боевых действий в Луганской области. Александр Александров и Евгений Ерофеев, признанные виновными в терроризме и ведении агрессивной войны на территории Украины, получили по 14 лет заключения каждый. Однако мало кто сомневается в том, что оба они вскоре будут обменяны на украинских граждан, находящихся в заключении в России.

Граждане РФ Ерофеев и Александров были задержаны в окрестностях города Счастье Луганской области 16 мая 2015 года. Украинские военные, захватившие россиян, утверждают, что последние пытались взять под свой контроль стратегический мост. На первых допросах, виеозаписи которых были опубликованы Службой безопасности Украины (СБУ), Ерофеев и Александров назвались действующими сотрудниками Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба ВС РФ, приписанными к части, находящейся в Тольятти. Впоследствии они отказались от этих показаний, сделанных, по их словам, под давлением, и объявили себя добровольцами, служившими в «народной милиции» самопровозглашенной Луганской Народной Республики (ЛНР). В свою очередь, Минобороны РФ утверждало, что оба россиянина были уволены из вооруженных сил еще в декабре 2014 года.

Перед оглашением приговора россияне настаивали на своей невиновности. «Я никого не убивал, не стрелял, ни на кого не нападал, даже не было такой цели. Прошу оправдать», — говорил Ерофеев. «От всех показаний, данных ранее, я отказываюсь, поскольку давал их для сохранения своей жизни», — утверждал Александров.

Тем не менее они были признаны виновными в терроризме и ведении агрессивной войны и приговорены к 14 годам лишения свободы каждый с отбыванием наказания на территории Украины, а также к конфискации имущества. Суд счел доказанным, что в момент совершения преступления Ерофеев и Александров были кадровыми военнослужащими РФ, однако отверг еще несколько обвинений — нарушение правил пересечения временно оккупированных территорий, а также контрабанду и незаконное ношение оружия.

Весьма вероятно, что приговор был чистой формальностью, которую необходимо было выполнить для последующего обмена россиян на украинскую военнослужащую Надежду Савченко, получившую в РФ 22-летний срок за причастность к убийству журналистов ВГТРК. Судьбы Ерофеева, Александрова и Савченко на Украине изначально обсуждались как взаимосвязанные. Согласие на такой обмен не так давно высказал публично президент Украины Петр Порошенко, а вскоре после оглашения приговора россиянам состоялся его телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным. Во время беседы, согласно сообщению пресс-службы Кремля, «затрагивался вопрос о Надежде Савченко, а также о судьбе российских граждан А.Александрова и Е.Ерофеева».

Адвокат Савченко Илья Новиков, присутствовавший на суде над россиянами, еще в пятницу отмечал, что суд явно торопится с вынесением приговора. «И обратите также внимание на поведение самих подсудимых. Они, кажется, держатся очень расслабленно и уверенно. Похоже, они верят, что вопрос об их обмене уже окончательно решен. Это не совсем так. По моим сведениям, пусть и неофициальным, единственный обсуждаемый вариант их обмена – только на Надежду и только пока она жива», — сказал он. (Напомним, украинка с 6 апреля держит сухую голодовку протеста, требуя немедленного возвращения ее на родину.) При этом, по словам господина Новикова, к варианту обмена на Ерофеева и Александрова Савченко относится негативно. «Она не хочет быть обменяна на них, но ее мнение о том, на кого бы она хотела, чтобы ее обменяли, учитываться не будет» — приводит слова защитника РИА «Новости». Кроме того, как еще в марте отмечала адвокат Еврофеева и Александрова Оксана Соколовская, существует еще одно юридическое препятствие для обмена: необходимость признания приговоров Россией и Украиной. Президент Порошенко, напомним, сразу после оглашения приговора Савченко заявил, что Украина не признает его никогда.

Впрочем, если политическое решение об обмене уже принято (а есть веские основания полагать, что так оно и есть), юридическими тонкостями стороны вполне могут и пренебречь.